НОВАЯ ГУМАНИТАРНАЯ ШКОЛА

                                           Адрес: Москва, ул. Красноармейская, 30б.

Сочинения на свободную тему

 

РАССКАЗЫ

 

Тришанов Иван, 8 класс, 13 лет

Комбинезон

 

Эта поучительная история случилась со мной давным-давно, еще в прошлом веке.

Одним прекрасным утром, 3 июня, я проснулся сам! Приоткрыв глаза и долго нежась в своей тепленькой, уютной постели, вот так лежал себе и думал, что мне подарят сегодня на мой день рождения: «Хорошо бы это была машинка на пульте управления. Как будет здорово!!! Мальчишкам покажу – станут завидовать и просить: «Дай покатать! Дай покатать!» Правда, родители могут напутать и купить не машинку, а набор солдатиков. Так это не беда: солдатики тоже сойдут…» Я бы и дальше продолжал сладко мечтать о каком-нибудь очень важном, самом дорогом на всем белом свете подарке, если бы наконец в комнату не вошла мама и, радужно искрясь ослепительной улыбкой, задорно не произнесла… Вы, должно быть, думаете, что она позвала меня к столу есть кашку-малашку или сказала что-то вроде: «С добрым утречком, сыночек! Не пора ли на горшочек?» Нет, братцы! Услышал я от нее совсем другое: «С днем рождения, Ванечка! Я хочу обрадовать тебя, солнышко ты мое ясное, птенчик мой ненаглядный, радость моя лучистая: мы всей нашей дружной семьей едем покупать тебе что-то очень мягкое, пушистое…» Тут, с надеждой в голосе, я поспешил прервать ее, звонко воскликнув: «Ура!!! Это будет слоненок?» Уже никогда в жизни мне не забыть мамин ответ: «Итак, сегодня мы едем покупать тебе … комбинезон!!!»

Возможно, для многих слово «комбинезон» вполне безобидно и даже красиво звучит, но только – не для меня. Если бы в тот момент у меня спросили: «Что ты, Ванюша, больше всего на свете не хотел бы получить в подарок на день рождения?» – я бы, не задумываясь, назвал «комбинезон». Именно поэтому от маминого сообщения в моих глазах все стало как-то темным-темно, обильная соленая влага застлала мой взор, сквозь испепеляющий огонь жарких битв в моем мозгу по-прежнему лепетал вкрадчивый голос мамы: «Ой, как же я рада, что ты счастлив, сынок!»

Не успели слезы высохнуть на детских щеках, как я с папой уже стоял у прилавка «Детского мира». Ничего удивительного не было в том, что рядом с нами не оказалось мамы. Вы, наверно, думаете, что она осталась дома готовить праздничный тортик или же побежала снимать деньги с банковского счета? Нет, милые мои, все далеко не так просто! Надо знать мою маму, а вернее, ту семейную традицию, которая установилась у нас еще с давних времен. Когда мы входим в магазин, в силу вступает старое правило: девочки – налево, мальчики – направо, поскольку мы с папой покупаем все по хозяйству, а мама – себе разные женские штучки.

Краснота уже сошла с моего лица, взгляд просветлел, и я увидел пакет, на который папа указывал своим пальцем. Буквально через минуту этот пакет я держал в своих руках. Капля за каплей холодного пота с моего лица падали на оберточную бумагу, разъедая ее. Как вы уже догадались, там лежал хорошо упакованный тот самый «мягкий, пушистый» комбинезон: ядовито-зеленый… да еще в желтую ромашку.

На следующий день меня одели как подобает. А как подобает? Натянули на детское тельце этот злосчастный комбинезон в ненавистную мне ромашку, и сверху на голову нахлобучили шапку матроса.

Придя в детский сад, я сразу получил кличку «ромашка». Родители поспешно удалились, а нас, таких маленьких и несчастных, выбросили вместе со скакалками, мячами и другим спортинвентарем на улицу. Воспитатели сели, как всегда, посплетничать на скамейке, предоставив детям полную свободу в передвижениях.

В тот день я не мог играть с детьми, так как меня было трудно отличить от космонавта, и взрослые не придумали ничего лучшего, как поставить этого самого космонавта рядом с ящиком для игрушек. Так бы я и стоял, если бы вдруг одна милая девочка с красками в руках не решила изменить дизайн моего костюма.

Когда мама пришла забирать меня из детского сада, ее лицо резко изменилось с радостного на грустное. До сих пор я вспоминаю ту самую девочку с яркими красками!

Уже дома меня отправили не в детскую, а в ванную комнату. Это сейчас вы стираете «Тайдом» и «Досями», а тогда мне дали едкое хозяйственное мыло, тазик с водой и вежливо попросили комбинезон из красного сделать обратно зеленым в ромашку, что, конечно, мне не удалось сделать до конца. Комбинезон, наутро высушенный, оказался не красным, не зеленым, а каким-то печально-розовым. «Ромашки спрятались, поникли лютики»!..

Комбинезон, конечно, стал несколько маловат. Родители втиснули меня в этот тесный скафандр. После этого я передвигался, как неваляшка. До сих пор в моей походке, если внимательно приглядеться, прослеживаются некая неловкость и стесненность.

Так что сделайте вывод: перед тем, как решите подарить ребенку люстру, кресло, тарелку или всякую прочую дребедень, спросите у него: а надо ли ему все это?!

  2003 г.                                                   

 

Катерина Шаргина, 6 класс

 

Запрет

 

Никита ехал на теплоходе к бабушке. Родители доверили тете Вале отвезти его. Путешествие было тоскливым и скучным. Тетя Валя очень строго смотрела за Никитой и ничего не разрешала ему. Нужно было все время мыть руки, не спускаться на нижнюю палубу, нельзя было выходить с теплохода во время стоянок.

Прямо как маленький. Самое обидное было то, что девчонки, которые были на теплоходе, над ним посмеивались. Они даже по бортику теплохода ходили во время остановок.

От обиды Никита вечером долго не мог заснуть. И тут он подумал, что пока тетя Валя спит, он тоже мог бы попробовать пройтись по бортику.

Прямо в пижаме он тихо вышел из каюты и поднялся на палубу. Там никого не было. Он с замиранием сердца встал на бортик… и полетел в воду. От страха он даже не закричал. И не утонул. Он барахтался, чтобы доплыть до берега, а пароход уходил в Нижний Новгород.

Когда он выбрался на берег, к страху прибавился холод. Он был один, неизвестно где, в мокрой пижаме. И неизвестно, куда идти, какие звери съедят его ночью и что скажет тетя Валя родителям и бабушке. Он пошел вдоль реки и очень скоро увидел костер. Там сидели мальчишки. Он подошел к ним и разревелся.

«Откуда ты такой мокрый?» - спросили они.

«Я с теплохода упал», - сказал сквозь слезы Никита.

Ребята оказались из соседней деревни. Они ушли на всю ночь ловить рыбу и раков. Никита рассказал им все, что с ним произошло. Мальчишки были старше и сообразительнее семилетнего москвича. Они сказали, что завтра пойдет следующий теплоход и они посадят Никиту на него. Но самое главное – предупредить тетю Валю и команду теплохода, что Никита нашелся и чтобы никто не волновался.

И началась удивительная жизнь в лесу. Они высушили мокрую пижаму, накормили Никиту печеной рыбой и картошкой. И поучили ловить раков ночью. Спал Никита в шалаше на матрасе из еловых веток. Весь искусанный комарами, он проснулся в пять утра, и они побежали в деревню предупредить взрослых о случившемся. По дороге они забежали на ферму. Никита первый раз увидел, как доят корову. А одну корову сосал теленок. Он еле стоял на ножках. Совсем недавно родился. И хотя Никита молоко не любил, он выпил целую банку теплого парного молока.

А потом была рыбная ловля, и купание, и прыжки с «тарзанки». Мальчишки заботились о нем, как о своем младшем брате. А вечером, когда стемнело, пришел теплоход, спустил шлюпку и забрал Никиту. И теперь он увидел совсем другой теплоход. Ведь теперь он ехал в капитанской рубке, смотрел, как взрослый, за приборами. Один раз матрос отвел его в машинное отделение. И хотя там очень стучало и воняло, ему там очень понравилось. В Нижний он приплыл как настоящий матрос. Грязный, уставший, но счастливый. Бабушка и тетя Валя чуть не плакали от счастья.

Наверное, они понимали, что после всего случившегося Никита стал совсем взрослым.

 

 



Rambler's Top100 Яндекс цитирования