Игорь Соколов, 14 лет, 8 класс  

                       НОВАЯ ГУМАНИТАРНАЯ ШКОЛА

                                           Адрес: Москва, ул. Красноармейская, 30б.

Поощрительный приз в номинации «Рассказы» на V Московском городском конкурсе детско-юношеского литературного творчества «Волшебное слово 2005-2006».

 

Путешествие в прошлое

Фрагмент будущего исторического романа.

 

 

Я очнулся в какой-то сточной канаве с серьезной головной болью. С трудом вспомнились события последних дней… Москва, глубокая ночь, мы с приятелем ломаем голову над бредовой идеей путешествий в прошлое, что-то про прямые Мёбиуса, гипотезы о машине времени, что было дальше? Где я? Вот такие насущные вопросы волновали меня в ту минуту, но, придя в себя, я все-таки решил вылезти из этой отменно пахнущей канавы и вышел на, прямо скажем, монументальную дорогу… Что-то это мне напоминало… А-а-а! Учебник по истории 6 класса, фотографии Аппиевой дороги! Я попал в цель! Я в Риме! Но как я оказался здесь, не перевезли же меня на самолете контрабандой в чемодане, а потом так бесцеремонно выкинули в канаву? Я пошел прямиком туда, где вдалеке видел что-то напоминающее город.

Пройдя менее километра, я встретил путника, да… вид у него был не из лучших: весь в каком-то слишком старом постельном белье, явно не слишком уважавший средства личной гигиены. Он шел с мешком за плечами и все время оглядывался. Увидев меня, он сначала испугался и хотел было бежать, но, видимо, прикинув, что я тоже бродяга (ведь после канавы мой туалет нельзя было назвать идеальным ни в какой мере), решил заговорить со мной. Слова он говорил на каком-то знакомом мне языке, явно что-то известное: Qui nisi sensus sunt veri, ratio quoque falsa sit omnia. Как ни странно, я понимал его. Он что-то лепетал про христианское учение, что в Риме его преследовали власти. Он сказал, что его друзей казнили в Колизее, отдав на растерзание львам. Да, ну куда смотрит полиция Италии, почему этого сумасшедшего до сих пор не посадили в психушку?

Я приближался к Вечному городу. Да, стены у него были неприступные… Стоп, какие стены, их же там нет! Может, это не Рим, или у меня серьезные проблемы с географией? Ладно, будем считать, что у меня географическая тупость. Сегодня 10 мая… В Риме супер-дерби Рома – Лацио… Олей! Наконец-то  я смогу посмотреть на итальянских тиффози.

На подходе к городу фанатов не наблюдалось, только опять было много людей, которые завернулись в постельное белье, видимо, это какая-то акция. Хотя все эти странности на одну воспаленную мысль – я попал в древность! Возможно, я сплю, возможно, нет. Хотя мои ощущения были вполне реальны. На входе в город стояли солдаты, правда, их одежда была явно древнеримская. Я подошел к одному из них.

  Это Древний Рим? – наивно спросил я.

Тот посмотрел на меня, как на человека сильно глупого.

– Не знаю, насколько он древний, но насчет Рима ты прав. Эй, стой! – попытался остановить меня он. – Стой, я тебе сказал, что это у тебя на шее?

Там у меня был крестик. Солдат подошел ко мне и сорвал цепочку.

– Эй, лови его! Он христианин!

Действовать пришлось быстро. Извинившись перед молочницей, я взял у нее глиняный кувшин и дал попробовать молока солдату, выплеснув его прямо в лицо вояке. "Бойцу" молоко очень понравилось, и он мне больше не мешал. Но его друзья, обиженные тем, что им не досталось молока, уже спешили ко мне, поэтому я решил слиться с толпой. Чтобы остаться незамеченным, я шел вместе с большинством народа, а как выяснилось потом, все шли на рынок. 

Чего тут только ни было, товары со всей империи: и меха из Англии, и вина из самой  Италии, и экзотические африканские фрукты, и амфоры из Греции, – разнообразие товаров и их происхождения поражало воображение. В общем,  я выбрал правильное место для того, чтобы скрыться от солдат, но все равно одежда моя выделялась даже в такой плотной толпе, поэтому нужно было позаботиться о приобретении  для себя соответствующего одеяния. Над этим нужно было подумать, ведь деньги у меня были исключительно  русские и тут явно никто бы их у меня не принял. «Вот это и есть неконвертируемая валюта!» – грустно ухмыльнулся я. Надо бы найти человека слишком доверчивого, но не очень крикливого, и попробовать с ним поменяться  на деньги. Что у меня имелось – запас, прямо скажем, не сильно богатый: фонарик, с едва "живыми" батарейками, зажигалка, с уже почти закончившимся газом, и перочинный ножик. Из этих трех предметов ножик был вычеркнут мною сразу, т.к. находился со мной с 8 класса и был мне очень дорог. Я знал, что батарейки можно привести "в активность", как следует постучав ими.

Ну что ж! Я вышел с рынка и зашел в ближайшую подворотню. Доведя батарейки фонарика до максимальных возможностей, я стал приводить в порядок зажигалку. Она давно болталась у меня в кармане без особой надобности, так что я про нее уже забыл. Газа хватило бы не больше, чем на минуту. Теперь осталось найти наивную жертву, которая согласилась бы купить эту рухлядь. В своей обычной жизни я не любил рекламщиков: уж  очень неблагодарным казалось мне это занятие – обманывать людей. Это не то дело, которым бы мне хотелось заниматься, но теперь жизнь повернулась ко мне так, что я должен был на время стать рекламный агентом компании "Cricket", которая, в свою очередь, не сильно подозревала об этом. Но главная сложность была только в том, что я не должен был афишировать свои действия.

Моя операция с треском провалилась: через 3 минуты моей рекламной кампании вокруг меня собралась внушительная толпа народу. Толпа, прямо скажем, небогатая, плохо одетая, но, видимо, имевшая какие-то средства (тогда я не подумал,  что это  были рабы знатных людей). В тот момент я понял всю "прелесть" неорганизованного аукциона: двое особо рьяных покупателей готовы были уже подраться за зажигалку. Услышав шум, на место действий явились местные органы правопорядка, которые были мне знакомы не с самой лучшей стороны. Пора было сворачиваться. Я не сказал моим потенциальным покупателям ни слова и поспешил удалиться, благо они уже были увлечены спором, и быстрым шагом, часто сбивавшимся на бег, направился подальше от солдат. Я оглянулся: за мной следовала какая-то девушка. Я был в таком положении, что испугался даже этого милого создания и уже открыто побежал, но девушка не отставала и тут. Включив все свои скорости, я ушел от нее на весьма большое расстояние. Я свернул  на одну из многочисленных улочек, которые, прямо сказать, не впечатляли своими размерами, красотой и ароматом. Кому понравятся глухие стены и тот факт, что о канализации жители вечного города знали довольно условно! Да, не зря Нерон сжег этот город, сославшись на аромат, исходивший как раз из тех районов, где в данный момент находился я. Что же теперь мне делать? Я впал в легкую панику, и с каждой минутой моих рассуждений она все росла в моем уже воспаленном от мыслей мозгу. Как мне ходить по улицам? Я сидел перед сточной канавой с понурой головой, как предо мной выросла… нет, выросла - для девушки ростом чуть выше 160 см сказано громко. Это была та самая девушка, которая пыталась догнать меня. Я вздрогнул.

– Почему ты меня боишься? Моя хозяйка всегда говорила, что я красивая! Ну же, я не укушу тебя, обещаю.

Действительно, девушка была милая: красивая, хорошо сложенная.  Темными густые волосы, едва достававшие до  плеч,  открытая, лучезарная улыбка – вот то, чего я испугался минут десять назад! По внешности явно итальянка, хотя ее золотистый загар мог позволить принять эту девушку за испанку.

Она подала мне свою руку и вдруг почему-то перешла на "вы":

– Тут не слишком чисто, вам не следует сидеть здесь. Я заметила вас еще у ворот в город. Вы явно приехали издалека. Я думаю, моя хозяйка с радостью примет вас и ваши вещи, поможет освоиться здесь. Она так любит иностранцев!

Эээ… Да, я и правда издалека…

– Но вы неплохо говорите на латыни.

– Так я и сам этим немного удивлен… 

Мы шли довольно долго. прежде чем оказались перед стеной, которая, к слову, была украшена плющом, густо покрывавшим ее. В этом доме явно была главной женщина, поскольку даже угрюмой наружности его она смогла придать  некое изящество.

Зайдя во двор, я увидел аккуратно ухоженный садик и бассейн посередине двора, над которым совсем не было крыши, и, видимо, дождевая вода стекала прямо туда. Собственно,  мутная вода бассейна  подтверждала мою догадку. Под небольшой яблоней сидела хозяйка, не под стать своему дереву: пожилая женщина, несколько полноватая. Она читала книгу,  вслух громко критикуя ее автора.

– Госпожа, я привела интересного человека, у которого есть кое-что. Это может понравиться вам.

– Опять какой-нибудь слепой китаец с баночкой семян, которые по дороге он растерял?

– Нет, моя госпожа, этот человек приехал к нам издалека, правда, я не успела спросить его, откуда он, но, я надеюсь, чужеземец сам поведает вам свою историю.

– Ладно уж, а то этот писателишка меня совсем утомил. Лидия, передай на кухню, чтоб подали вина и фруктов.

Так… Мое упущение, как я мог не познакомится с симпатичной девушкой первым! Я узнал ее имя случайно, одно только мне оправдание – я был  настолько занят спасением своей шкуры, что не успел даже поразмыслить об этом. Но и эти мысли быстро улетучились, когда я присел, точнее, сказать, прилег перед низким столиком, на месте, указанном мне хозяйкой.  Она расспрашивала меня о моей стране, и я с охоткой отвечал ей, пусть и не всю правду, ведь она бы не поверила мне. Я вручил ей свои небольшие презенты, а она, в свою очередь, одарила меня одеждой и некоторым количеством денег. Наш разговор принял интересные темы, правда, мне пришлось поднапрячься, чтобы достойно ответить на темы римской литературы, но тут главным были не знания, а вовремя сказанная фраза:

– Я новых римских писателей не признаю, до Вергилия им далеко. Это жалкая литература! – тут я осекся: надо было чего-нибудь говорить, но моя фантазия иссякла. Все же как хорошо, что в школе мы успели пройти «Энеиду»!

Я очень устал. Слава богу, что хозяйка оказалась понимающей женщиной, поэтому она приказала рабыням разложить  мне постель. Вскоре я уже лежал на мягком ложе. Пытался понять, что произошло за этот день. Вино немного ударило мне в голову, поэтому уснул я быстро и крепко.
Первым, что я увидел, открыв глаза после сна, это было лучезарное лицо Кинфии. Я выбрался из постели и направился к умывальнику. В городе уже было довольно жарко, и я поспешил пройти в тень сада. Мне сообщили, что хозяйки уже нет, поэтому, узнав, что Кинфия вполне свободна, я попросил ее прогуляться со мною по городу. Она очень удивилась моему предложению, но с радостью его приняла. Больше всего мне хотелось посмотреть Колизей, но он был слишком далеко. Кинфия сказала, что вскоре в честь императора Нерона будут объявлены игры. Почему
-то она сказала это с некой грустью в голосе. Мне стало жаль ее, хотя я и не понимал, в чем ее печаль, но то, что она была против убийств на арене, – это точно. Для человека нашего времени подобные развлечения представляются дикостью, но это меня и привлекало, поэтому мне и хотелось посмотреть на гладиаторские бои.

    И вот мы прибыли к арене. Меня, как почетного гостя, несли на носилках рабы, но все равно было слишком душно, да и шумная толпа, подтягивавшаяся к стадиону, явно не способствовала  отдыху, поэтому я сошел с кушетки, укрытой подушками.

Продолжение следует.

 



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования