Игорь Соколов, 13 лет, 7 класс

                       НОВАЯ ГУМАНИТАРНАЯ ШКОЛА

                                           Адрес: Москва, ул. Красноармейская, 30б.

 

Сочинение

 

                  

Реальность и фантастика в повестях Н.В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки».

 

 

         Н.В. Гоголь являлся мастером своего жанра, он очень тонко сочетал в своих повестях реальную жизнь и сказку. В его произведениях присутствуют и сказочные полеты на черте, и настоящая, не сказочная любовь, переживания, страдания…

         Одна из его повестей начинается вовсе как рождественская сказка, в которой обязательно борются со злом, обязательно его побеждают. Так вот, эта повесть начинается с того, как черт похищает месяц. Конечно, я говорю о «Ночи перед Рождеством». Она один из самых ярких примеров этого переплетения.

         Как я уже сказал, повесть начинается с похищения месяца, далее из-за этого разворачиваются события – очень комичные, и среди них особняком стоит история любви деревенского кузнеца Вакулы. У него есть девушка, которую он страстно любит, зовут ее Оксана. Она насмехается над Вакулой, издевается, может быть, дразнит его. Так, она в шутку сказала, что если Вакула принесет ей черевички царицы, то выйдет за него замуж. Чтобы добиться ее любви, кузнец готов на все. В этом эпизоде прослеживается один из сказочных мотивов, когда героиня (или кто-то другой) ставит перед героем задачу, которую выполнить невозможно.

         Вакула в отчаянье отправляется топиться, но по дороге решает просить помощи у нечистой силы. Он приходит к местному колдуну, чтобы просить его о связи с чертом (все люди в деревне считали, что этот человек «сродни черту»). В итоге Вакула встречается с тем, чьей помощи искал. Мы-то знаем, что история кончится хорошо, но можно же предположить, что Вакула бы не победил черта, а оказался бы в его руках, ведь был же у Гоголя «Вечер накануне Ивана Купалы», где душа героя погибла… Но сказка есть сказка, и Вакула с помощью креста побеждает нечистую силу – в этом виден христианский мотив, когда нечистая сила побеждается крестным знамением.

         Самым сказочным эпизодом в этой повести я считаю полет Вакулы на черте в Петербург. Они видят колдунов, духов, ведьм, звезды играют в жмурки… Читая описание этого неба, представляешь, как зимой, перед Рождеством, собирались дети в избе, у печки, как их бабушка или дедушка рассказывали им сказки –  рождественские сказки  – добрые, и обязательно со счастливым концом.

         Вот и Гоголь не стал нарушать жанр и также закончил свою «сказку» хорошо: Оксана за одну ночь, размышляя о кузнеце, «по уши влюбилась» в него…

         Да, сказка сказкой, но ведь есть же «Вечер накануне Ивана Купалы», хотя если сравнивать сюжеты этих произведений, то они в чем-то похожи. В обеих повестях главному герою, чтобы добиться любви, приходится идти к нечистой силе, но, правда, изображение этой «силы» очень разное: она смешная, можно сказать, беспомощная,  пытающаяся «напакостить» в «Ночи перед Рождеством», и страшная, сильная  в «Вечере накануне Ивана Купалы». Еще одна важная деталь: оба героя пытаются заключить договор с дьяволом ( здесь прекрасно прослеживается мотив «Фауста» Гете), но разница в том, что Петро заключил его, а Вакула – нет. При всех сходствах сюжетов повести не похожи. Фантастика играет в них разную роль. В «Ночи перед Рождеством» бес высмеивается, а в «Вечере накануне Ивана Купалы» показывается его сила. Для героев нечистая сила не является фантастичной, они ее боятся и верят в нее.

         В повести «Заколдованное место» тоже присутствует фантастическое. Здесь Гоголь использует ее, чтобы высмеять главного героя, его жадность. Все-таки дед потом, как пишется в повести, «заклял и нас верить когда-либо черту». В этом произведении нечистая сила страшна для героя, но нам она кажется смешной.

         Последняя повесть, о которой я хотел бы упомянуть, –  «Майская ночь, или Утопленница». Это история любви парубка Левко и девушки Ганы. Они любят друг друга, но воссоединиться им мешает отец Левко, который, как выясняется потом, сам имеет виды на Ганну. И в эту историю также вмешивается потусторонняя сила. Только здесь она красива, грациозна.  Утопленница – панночка, которая утопилась из-за своей мачехи, просит Левко найти среди русалок свою мачеху. Мне кажется, что даже если бы панночка не пообещала бы наградить парубка, он все равно нашел бы – у этого героя очень доброе сердце, поэтому он бескорыстно помог бы панночке. Но она одарила его тем, чего он желал и на что надеялся: она подарила ему «разрешение на любовь». В этой истории Утопленница хоть и из иного мира, но добрая и нежная; парубку было очень жалко прекрасную панночку. Вроде бы все это было во сне, и Левко просыпается, но у него остается записка, которую он и отдает отцу.

         В повестях Гоголя трудно провести границу между реальностью и фантастикой, настолько они переплелись между собой,  они дополняют друг друга. Трудно представить себе одно без другого. Гоголь был родоначальником этого вида прозы, у которого потом появились последователи. Один из самых ярких писателей этого стиля – Михаил Булгаков. Он не скрывал, что в своих романах использовал приемы Гоголя. У обоих авторов в их рассказах, повестях, романах очень тонко и гармонично сочетаются эти два мира6 потусторонний и реальный, – между ними нет грани, да и наверное, ее не может быть.

 



Rambler's Top100 Яндекс цитирования