Избранные работы 5 класса (2003–04)

См. также авторские подборки

                       НОВАЯ ГУМАНИТАРНАЯ ШКОЛА

                                           Адрес: Москва, ул. Красноармейская, 30б.

 

Сочинения на свободную тему

 

 

Петя Щепилов, 11 лет

 

Однажды в пятницу вечером, когда должны отдавать табели, меня терзала мысль, что приедет мой папа и увидит все мои оценки и накажет меня. Весь день я думал, что время тянется специально, что моя смерть будет медленной и мучительной. Я боялся, страдал, волновался и мучился.

Вот пошел последний урок. Я не хотел, чтобы этот урок кончался, потому что следующим уроком выдают табель.

И вот пришел папа. Я умолял Дарью Юрьевну, чтобы она не давала папе табель, но она сказала, слегка улыбаясь:

– Как? Ведь твои родители должны знать результаты твоего учения.

И я понял, что Дарью Юрьевну мне не убедить. Смерть была близка, ее не избежать.

Когда папа взял табель, я зажмурил глаза и ждал, пока он что-нибудь скажет.

– Угу, угу… м-м-м… молодец, – прозвучало у меня в ушах. Мне показалось, что это галлюцинации, но больше папа другого не говорил. Одним глазом я посмотрел на папу – его лицо не было хмурым.

– Ура! – прокричал я. – У меня хороший рейтинг!

И действительно, в табеле был хороший рейтинг. Папа опять сказал: «Молодец».

С тех пор я не так боюсь папу.

 

 

* * *

Однажды на уроке литературы Василий Георгиевич попросил Лешу прочитать текст с интонацией. Леша прочитал текст, но без нее. Весь класс засмеялся. Василий Георгиевич, давая понять, что у него есть еще терпение, с отчаянием в глазах тихо сказал:

– С интонацией, Леша.

Леша опять прочитал без интонации, и опять класс засмеялся.

– Я с интонацией! – сказал Леша обиженным голосом, не ожидая, что на это последует новая волна смеха.

Мария Владимировна тоже была на уроке. Василий Георгиевич обратил ее внимание на Лешу. Мария Владимировна посмотрела на Лешу с поджатым ртом и немного покачивала головой, выражая этим, что не очень удивлена.

Оказалось, что от волнения Леша забыл значение слова «интонация» и не понимал, что от него хотят.

 

 

Николай  Степанов, 10 лет

 

         Однажды я стал свидетелем интересного события.

         В столовую вошла Дарья Юрьевна и, найдя глазами Алису, сказала:

– Не помнишь ли ты задание по математике для второй группы? – и по выражению ее лица было видно, что ей совсем не нужно это домашнее задание.  Делая вид, что ничего не подозревает, Алиса ответила:

  По-моему, я в  первой группе. Или меня перевели во вторую?

         Дарья Юрьевна нахмурилась, как будто хотела сказать, что о своих обязанностях нужно иногда вспоминать, но промолчала.

         Алиса не обращала внимания на все старания Дарьи Юрьевны мимикой показать, что она хочет сказать, и нагло продолжала есть. Дарья Юрьевна выпрямилась, еще больше нахмурилась, медленно покачала головой и, выбрав момент поудобнее, чтобы произнести такую речь,  сказала:

  Напомни  мне, пожалуйста, о своих общественных обязанностях.

         Алиса долго молчала, как бы чувствуя угрызения совести, но вдруг сказала:

  Мои общественные обязанности… Они заключаются в том… в том, чтобы… чтобы записывать в тетрадь для д/з все задания, – сказала Алиса, и мне показалось, что она о них совсем забыла, но хочет выглядеть хорошей в глазах Дарьи Юрьевны. 

– Ну-ну… позаботься об этом прямо сейчас, – сказала Дарья Юрьевна, уходя из столовой и радуясь тому, что все-таки донесла  до Алисы эту мысль.

 

* * *

         Однажды я получил «2» по английскому. Когда бабушка положила работу в сумку и с презрением посмотрела на меня, она сказала: «Посмотрим, что на это скажет твоя мама», – а на ее лице  было написано, что бабушка никогда не похвалит меня, даже если я получу «9» в рейтинге.

         Весь путь назад мы молчали, а я все раздумывал, как лучше сказать, чтобы бабушка сжалилась надо мной, и,  наконец, выходя из метро, я попросил: «А… а может… вы… вы не дадите маме мою работу?» – я надеялся, что бабушка согласится, и я смогу избежать своей участи, но все мои надежды были бесполезны, и бабушка, нахмурившись, сказала: «Э, нет, милый мой. Ты ответишь за свою лень», – а на ее лице я увидел и злость, и насмешку.

 

 

Даша Дементьева, 12 лет

 

         Как-то раз моя сестра позвала меня в гости, я осталась у нее ночевать. Наташа (именно так зовут мою сестру) – большая выдумщица, поэтому я попросила ее рассказать мне сказку на ночь…

         «Давно это было, бабушки не помнят, да и дедушки тоже, но один человек помнил. Кто это был, никто не знает, но его слова запомнили.

         В одной неприметной деревушке жила девчонка, маленькая, хорошенькая, всем улыбалась, всем помогала, жаль только, сироточкой была. Но еще младенцем приютила ее бабка Пихтина. Ох, и скряга же она была, жадная, сварливая. Но в Машеньке души не чаяла, хотя и кричала, а порой и в угол ставила деточку.

         Подросла Машенька, окрепла и такой красавицей стала, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

         Но вот несчастье приключилось. Приехал в деревню барин Сулугаков, богатый, молодой, красивый. Да вот беда, слава про него дурная ходила, будто он с нечистой силой связан. Боялись его и недолюбливали в этих краях.

         Летели дни, и познакомилась наша Машенька с Сулугаковым, подружились они и стали много времени вместе проводить, а для старух это счастье. Слухи стали распускать, будто он, Николай Сулугаков, приворожил Машеньку. И не только старухи были врагами для Маши, но и соседушка  ее, Ольга. Не знаю, как так получилось, но девушки врагами  стали. Росли они вместе да шестнадцатилетие вместе отмечали, но факт остается фактом. Ольга влюбилась в Сулугакова и решила Машеньке нашей гадостей наделать! Что она только  ни делала, как ни старалась, ничего не получалось. И решила она тогда: «Коль не хочет Машка по-хорошему уступить мне Николая, значит, будет по-плохому! Пойду я к ведьме нашей, она еще та злыдня, гадости замечательно делать умеет. Заплачу ей, пускай с Машкой что-нибудь сделает или превратит в кого-нибудь. Дурочка наша пока разбираться будет, что с ней случилось, я уже Николая окручу. Правильно! Зачем ему эта дура нужна? Вся правильная такая, умная, хорошая… То ли дело я! Похожи мы с ним: оба с нечистой силой связаны, оба красивые – ну чем не пара?».

         Отправилась Ольга к ведьме. Та решила Машу превратить в чудовище. Пошептала, пошептала, и превратилась Маша в…».

– Даша! Дашенька! Вставай! Вставай, пора спать! Ну что, ты уже уснула?

– Ой, где я? И что с  Машей случилось?

– Эх, это у тебя надо спрашивать, твой ведь сон!

– Не поняла…

– Только я сказку начала рассказывать, ты уснула. Я фильм смотрела. Как он кончился, я тебя будить начала. Ну, ладно, иди в кровать. Поздно уже.

 

 

Аня Крестникова, 10 лет

 

Победа Дарьи Юрьевны

 

Я была на уроке литературы. Мне стало интересно, когда же закончится урок, и я, стараясь особенно не шуршать ручками в пенале, достала расписание и только посмотрела на часы… как прозвенел звонок. Я обрадовалась, но зря. Василий Георгиевич сказал с издевающейся улыбкой, что ждет от нас к завтрашнему дню сочинение. И мое настроение сразу переменилось.

Как вдруг Дарья Юрьевна сказала: «Да, это прекрасное домашнее задание, но у них ведь нет ни одной самоподготовки, чтобы сделать домашнее задание!!!». Дарья Юрьевна ехидно улыбнулась. Потом Дарья Юрьевна каким-то странным взглядом посмотрела на нас, как будто бы ждала от нас слов похвалы и благодарности за такой поступок. Но сразу за нами она грозно посмотрела на Василия Георгиевича, как будто хотела сказать: «Да, Василий Георгиевич, даже при всей вашей власти вы не сможете задать домашнее задание!» Она чуть не сказала это вслух, но вовремя спохватилась. Василий Георгиевич, огорченный, быстро собрал вещи, взял камеру и побежал из нашего класса.

 

 

Лена Алексеева, 10 лет

 

У меня шел урок русского языка. Мария Владимировна села за учительский стол, который находится около доски, и уже хотела начать читать заранее заготовленное ею предложение, чтобы мы его разобрали по членам предложения, но передумала. Она ехидно улыбнулась, зачеркнула предложение, напечатанное на лежащем перед ней листочке, и стала придумывать предложение сложнее. Еще до того, как Мария Владимировна села за стол, она задала Коле вопрос, на который тот еле-еле сформулировал ответ с кучей речевых ошибок. Марии Владимировне не терпелось помучить нас сочиненным ею предложением, которое даже для восьмого класса было бы сложное.

Мария Владимировна уже начала диктовать сложнейшее предложение, как прозвенел звонок. На лице Марии Владимировны появилось выражение «как всегда, не успели», и она сказала всему классу: «К сожалению, сегодня мы не успели разобрать предложение, но завтра на уроке начнем с него. Урок закончен». После этого она с сожалением записала на листок новое предложение и встала из-за стола.

 

 

Гриша Куликов, 11 лет

Важный кот

 

Когда наш кот переехал к нам на квартиру от бабушки и дедушки, он себя очень загадочно вел. Подойдя к миске с едой, он фыркал, чихал и важно уходил гулять по квартире, выражая этим, что он не будет есть такую гадость, не достойную его.

Лежа на диване и небрежно играя мячиком, без какого-либо намерения и как бы нарочно растянувшись во весь рост и не давая никому сесть, кот Марк выражал всю важность своей персоны. Но когда его тихонько отодвинули в угол, Марк с выражением большого возмущения поглядел на папу, который его отодвинул и сам улегся во весь диван. Марк как будто хотел сказать: «Эй! Это я здесь место занял!» Но папа, не обращая на Марка никакого внимания, начал листать страницы книжки, которую он уже читал в сто первый раз. Посидев у папы в ногах около полминуты, Марк понял, что это дело не из самых лучших, и важно удалился на второй этаж, где довольно водрузил себя на перила, на которых сохло мокрое полотенце. Но мама, увидев, что Марк заснул на чистом полотенце, прогнала его оттуда.

 

 

Денисова Настя, 11 лет

 

Проснулась я рано. Встала, собралась и пошла в школу. Настроение у меня было не очень-то хорошее, потому что я забыла сделать домашнее задание по истории. Пришла я в школу и увидела, что первым уроком была история, но почему-то, как только я увидела это, то сразу у меня страх пропал.

Прозвенел звонок, и Дарья Юрьевна сказала:

– Сейчас будем писать контрольную работу!

По мне пробежала мелкая дрожь. Я чувствовала, что голос Дарьи Юрьевны говорил о том, что сейчас будет тяжелая к/р. После того как мы все написали контрольную работу, Дарья Юрьевна сердито оглядела весь класс и собрала работы. Мне казалось, что она сейчас скажет: «Я вижу, что кто-то из вас не сделал домашнее задание!»

Прозвенел звонок, все встали и пошли готовиться к следующему уроку. Про все остальные уроки, в общем-то, рассказывать нечего. Но вот наступила первая самоподготовка, и я подошла к Дарье Юрьевне. Она вопросительно посмотрела на меня, будто хотела сказать: «Почему не делаем домашнее задание?»

Я, не обращая внимания на выражение ее лица, спросила:

– Дарья Юрьевна, а что у меня за контрольную работу?

Она тяжело вздохнула, глаза ее наполнились печалью. Дарья Юрьевна тихонько взяла мою тетрадь и сказала:

– «Два», Настя!

Я не ожидала такого ответа. Я думала, что Дарья Юрьевна поставит мне хотя бы «3», а она так жестоко поступила! Сначала я немного злилась на Дарью Юрьевну, но потом подумала: «А разве Дарья Юрьевна в этом виновата?»

 

 



Rambler's Top100 Яндекс цитирования