Даша Дементьева, 12 лет, 5 класс                        

    НОВАЯ ГУМАНИТАРНАЯ ШКОЛА

                                           Адрес: Москва, ул. Красноармейская, 30б.

 

Сочинения на свободную тему

 

НЕСЧАСТНАЯ СОБАКА

 

         Однажды, давным-давно, я была свидетелем странного случая.

         Я, Аня и Настя пошли на урок ИЗО. Татьяна Александровна задала нам нарисовать что угодно (я обожаю свободную тему, потому что рисуешь то, что подходит твоему настроению).

         Ну, и мы начали рисовать. Аня нарисовала собаку, но она посчитала, что эта собака ужасная, и позвала Татьяну Александровну с надеждой, что та поможет. Она подошла, взяла в руки карандаш и, немного постояв, как бы обдумывая, что надо изменить, стала рисовать и сильно надавливать на него. Вдруг раздалось: «Что вы делаете? Не надо, не надо!!!» - это кричала Аня, потому что ей не понравилось, как Татьяна Александровна нарисовала морду теперь уже испорченной собаки. Татьяна Александровна, естественно, ничего не могла понять и с недоумением смотрела на Аню. «Что тебе не нравится?» - спросила она, не понимая причину этого возгласа (ей казалось, что собака стала лучше). «Все хорошо, можно я сама?» - спросила Аня, уже совсем упавшая духом. Татьяна Александровна отдала карандаш, понимая, что доказать правильность сделанного ею будет невозможно, и отошла, чтобы безумный взгляд Ани не испепелил ее. Аня взяла в руку ластик и с отвращением стала стирать все нарисованное. Она злилась, и ей было обидно, что все придется рисовать заново. Но мы с Настей увидели в этом возможность улучшить свое настроение. Мы смеялись и шутили над собакой Ани, что еще больше разозлило разгоряченную и гневную Анну, и она начала ругаться. От этого нам стало еще веселее.

         Прозвенел звонок, и мы с Настей вышли в отличном настроении, но Аня была злой и обиженной, и еще долго дулась, может, на нас за то, что мы смеялись, а

может, на Татьяну Александровну за то, что она ей нарисовала не так, как хотела Аня.

 

 

УРОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

         Как-то на уроке литературы Василий Георгиевич задал сделать работу над ошибками в тетради для контрольных работ.

         На следующий день я пришла в школу, училась, а перед самым уроком литературы я вспомнила, что не сделала домашнее задание. Страх охватил меня, паника закралась в  сердце и никак не хотела вылезать оттуда. Учебники валились из рук, да еще эти дурацкие шнурки, которые все время развязываются, – все мешало сосредоточиться и собраться с мыслями.

         Звонок. Василий Георгиевич в классе. Мне страшно; кажется, это можно было заметить по моему бегающему взгляду, безнадежно искавшему поддержку у учителей и учеников, но никто, как назло, этого не замечал! Василий Георгиевич сел и начал отмечать отсутствующих, потом он спросил: «Кто не сделал домашнее задание?». - «Я!». Василий Георгиевич облокотился на руку, сдвинул брови и посмотрел на меня так, как будто хотел сказать: «Эх, Дементьева, я то уж было хотел тебя похвалить за сочинение, а ты?.. Как же ты могла не сделать домашнее задание?». Я, как будто  услышав эти слова, ответила: «Василий Георгиевич, Василий Георгиевич, я не-не-не успела, уроков много задали, да я и забыла, честно  сказать. И Марии Владимировны не было, а я без нее никак!».

         Василий Георгиевич долго и молча смотрел на меня, а потом сказал: «Почему не сделала?». - «Не успела!» - «Если бы я не успевал уроки делать, я бы сейчас дворником был, а не учителем». Я хотела что-то возразить, но вместо этого сказала свою любимую фразу: «Я лучше помолчу!».

         Весь этот разговор длился не больше минуты, но для меня это казалось вечностью!

         Потом мы читали, но я никак не могла сосредоточиться и все время смотрела на Василия Георгиевича, пытаясь сказать выражением лица: «Я все сделаю, вечером принесу, только не ставьте «-5», пожалуйста, не надо!» Прозвенел звонок, Василий Георгиевич подозвал  меня и сказал: «Минус пять» поставил карандашом, работу над ошибками – сегодня вечером».- «Угу, конечно!» - ответила я и побежала с замечательным настроением.

 

 

ПРОТИВНЫЙ «МИНУС»

 

         Однажды на уроке истории мы начали работать на плюсики (если честно,  этот способ работы мне очень не нравится (слишком он детский)), и я была уверена, что наберу их больше всех (уроки я выучила замечательно, и чувство гордости меня просто переполняло), расслабилась и просто стала отвечать. Настроение в этот день у меня было прекрасное, я хотела веселиться, смеяться и шутить. И черт меня дернул все это сделать на истории! Я начала, говоря нашим языком, прикалываться: говорила чушь (но смешную), вертелась и делала смешные гримасы (все это смешило не только меня, но и всех остальных). Но Дарья Юрьевна - не промах и просто так этого не оставила: глаза ее радостно заблестели, на ее лице появилась ехидная улыбка, и казалось, что она думает: «Ах ты, мерзкая девчонка, как ты смеешь издеваться надо мной!». И что вы думаете, она выгнала меня из класса? Нет! Она отругала меня? Нет! Она поставила мне «минус», большой, противный «минус». Я готова была заплакать, мне стало обидно, ведь я все выучила, все прочитала и была уверена в себе на 100%.

         Сразу после того, как Дарья Юрьевна поставила минус, настроение испортилось: все стало грустным, скучным, и все казалось мне ненужным, и я безразлично относилась всему. Но Дарья Юрьевна, напротив, была удовлетворена тем, что поставила мне «минус», и радовалась произошедшему, движения ее стали увереннее. Потом был задан следующий вопрос, и я неожиданно для себя ответила на него, и Дарья Юрьевна поставила мне «плюс». Как я была счастлива! Настроение изменилось (и тот «минус», который казался совершенно

несправедливым, перестал существовать), да и Дарья Юрьевна ничего плохого не сказала, а даже похвалила. Урок закончился. Дарья Юрьевна не казалась мне больше злой и противной, а наоборот, была  доброй и понимающей, я поняла свою ошибку, и настроение у меня стало еще лучше, но «минус» Дарья Юрьевна так и не стёрла (наверное, она считала своими долгом его оставить (в целях воспитания и приручения)). В общем, уроком остались довольны и я, и Дарья Юрьевна.

 

 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

 

         Однажды  я пришла в школу. Первым уроком был русский. Замечательный урок, веселый и интересный, а учитель добрый, всегда поможет, всегда объяснит и всегда поймет.

         Второй звонок,  Мария Владимировна в классе. Оказывается, сегодня контрольная, а я не выучила. Да зачем же Мария Владимировна ее устроила! Она ведь видит, что я не готова, что волнуюсь! Нет, надо поставить «двойку», тогда душа будет спокойна. Я думала, она меня понимает, но как я ошибалась! Это просто учитель, ей только и надо, что «двойку» поставить и отругать и родителей в

школу вызвать. Зачем она притворяется, что любит нас, что желает нам добра, зачем? Ведь понятно, что это обман, что это игра!

         Прозвенел звонок: прогулка, я пошла гулять с ужасным настроением. Из головы не выходила плохо написанная контрольная. После прогулки я пришла в класс, и Мария Владимировна показала мне мою тетрадку. Там было «См», но не «двойка»! Как я была рада, как! И я вспомнила те ужасные слова, которыми называла  Марию Владимировну. Нет, я знаю, что она всегда поймет и поможет, а если и поставит «двойку», то только для того, чтобы воспитать, потому что хочет, чтобы в жизни у нас все было хорошо. Мне стало совестно и стыдно, что я посмела плохо подумать о Марии Владимировне, о человеке, который заметил мое волнение и помог мне. Я отвернулась, чтобы она не видела, как я краснею, и что мне стыдно. И просто пошла на следующий урок, решив для себя, что про Марию Владимировну никогда больше плохо не подумаю!

 

 



Rambler's Top100 Яндекс цитирования