Новая гуманитарная школа     |     home
Архив обновлений   |   Kарта сайта   |   О школе   |   Цели и принципы   |   Школьная жизнь   |   Методика обучения   |   Наши выпускники   |   Наши публикации   |   Большой театр НГШ   |   Походы   |   Наши друзья   |   Работы детей   |   История школы
История школы              

История Новой гуманитарной школы



Вариант I - как ее видит директор (он же учредитель) школы

Несколько подходов к описанию истории создания НГШ

Подход первый - идеологический

НГШ  создавалась в некотором смысле по принципу Моисея, который сорок лет водил евреев по пустыне, чтобы умерли все те, кто был рожден в рабстве. Поэтому сначала, в 1991-1992 учебном году, в школе был всего один класс - первый. А в 1992-1993 - всего два класса: второй (бывший первый) и новый первый. И так далее.
И не было в НГШ ни одного ученика, который  по собственному печальному опыту уже точно знал, что учиться - скучно и неинтересно, что если ты чего-то не знаешь, то виду не показывай, а то нарвешься на неприятности; что значительно проще списать, чем понять; что учителям нельзя доверять - обязательно сделают гадость, поэтому помни правило: без обмана не проживешь; что учиться надо для того, чтобы получать оценки - чем выше, тем лучше, а не для того, чтобы стать умным и т.д. и т.п.
И ученики Новой гуманитарной школы всех этих прелестей не знали, а посему  и жили совсем по другим правилам.
И за несколько лет в НГШ сложились другие нормы и ценности.
Но это еще не всё. И учителя в НГШ появлялись таким же образом. C самого начала не было ни одной "Марьи Ивановны", которая бы руководствовалась милыми принципами из следующего общеизвестного набора:
           1. Я старше, а следовательно, я знаю лучше.
           2. У меня высшее образование (варианты: и педстаж; и ученая степень), а следовательно, я всё знаю.
           3. Если ученик имеет иное мнение, то оно неправильное.
           4. Если ученик не хочет того же, чего хочу я, то его надо заставить.
           5. Если ученик чего-то хочет, то это непременно какая-нибудь гадость.   
           6. Мужу (варианты: соседке, директору и пр.) я не смогла вчера объяснить, кто в доме хозяин, но вам - уж  точно смогу.
           7. Ученики делятся на неспособных (и их научить нельзя) и способных (иногда их научить можно).       
           8. Не сметь меня раздражать!
           9. И т.д. и т.п.
А в дальнейшем если такая "Марья Ивановна" по недосмотру администрации и забредала в школу, то ненадолго - в НГШ уже сложилась атмосфера, непригодная для ее существования.
А если появлялся талантливый учитель с педагогическим идеями - он находил место для их применения.


Подход второй - научно-педагогический

В 1985-86 учебном году меня (я был учителем в одной из государственных школ) сменившееся руководство школы стало сильно прижимать за отклонения от тогдашних школьных норм и правил ("методическую и политическую безграмотность" - как любила говорить новая директриса). Я стал потреблять валидол и подумывать, а не смотаться ли мне из этой школы, но положение осложнилось до безвыходности, поскольку мой тогдашний 9 класс принялся меня защищать при помощи вызова корреспондентов из "Учительской газеты", "Московского комсомольца" и т.п., и после этого уходить было нельзя. Тогда я поступил в аспирантуру НИИ теории и истории педагогики Академии педагогических наук CCCР к академику И.Я.Лернеру, положил свою трудовую книжку в эту более чем солидную организацию,  и моя "методическая безграмотность" немедленно получила статус научно-исследовательской работы,  и я благополучно довел до выпуска свой 10 класс.
Будучи аспирантом, я должен был писать диссертацию. Ее тема -  "Обучение рефлексии как условие формирования творческой личности" - отражала суть того, чем я в школе все эти годы занимался практически. K написанию диссертации я отнесся серьезно, засел в библиотеки и много чего прочитал. Помимо чтения, я, по совету моего отца, который хорошо знал и очень высоко ценил Георгия Петровича Щедровицкого, пришел на заседание Московского методологического кружка (тогда они проводились в Институте психологии), понял, что то, что на них происходит, - это передний край развития человеческой мысли, и до самой смерти Георгия Петровича  не пропустил, как мне кажется, ни одного семинара.
Поэтому можно сказать, что Новая гуманитарная школа стоит на трех китах.
1. Штудируя педагогические труды, я с большим удивлением обнаружил, что пропасть между тем, чего уже достигла мировая педагогика, и тем, что реально делается в советской школе, гораздо шире и глубже, чем я думал. Мало того что современные исследователи и разработчики - Edward de Bono, Barry K. Beyer, Robert J. Sternberg, Matthew Lipman, Arthur L. Costa, Selma Wassermann и многие другие - придумали огромное количество технологий и методов развития способностей детей, обучения их мышлению, пониманию, рефлексии, про которые советская школа и слыхом не слыхивала,  более того, даже сам Ян Амос Kоменский в XVII веке - и тот, оказывается, писал не только и не столько то, что ему когда-то было раз и навсегда приписано советской педагогикой и затем транслировалось из одной педагогической статьи в другую. Cоответственно, первым "китом" Новой гуманитарной школы стал весь обозримый арсенал мировой педагогической мысли.
2. Cеминары Г.П.Щедровицкого были посвящены системо-мыследеятельностной методологии. Те принципы и методы,  которые мне удалось освоить, я начал внедрять в школьную практику как мощное средство организации и развития мышления, деятельности,  понимания и рефлексии как учителей, так и учеников. Cоответственно, еще одним "китом" Новой гуманитарной школы я бы назвал Московский методологический кружок и системо-мыследеятельностную методологию.
3. Мой отец, Г.И.Богин, последние десятилетия своей научной деятельности посвятил исследованиям в области филологической герменевтики (интерпретация и понимание текстов). Разработки в области филологической герменевтики я бы также назвал  "китом" Новой гуманитарной школы.


Подход третий - феноменологический

Kак  уже говорилось выше, ежегодно в  НГШ набирался всего один класс - первый (в 1998 году было одно исключение, но о нем позже). Более того, в силу различных причин (в частности, не было достаточных педагогических ресурсов) были сделаны два "пропуска".
Поэтому
в 1991-1992 г. в НГШ был один класс - первый;
в 1992-1993 г. в НГШ было два класса - первый и второй;
в 1993-1994 г. в НГШ было три класса - I, II и III;
в 1994-1995 г. в НГШ было четыре класса - I, II, III и V;
в 1995-1996 г. в НГШ было четыре класса - II, III, V и VI;
в 1996-1997 г. в НГШ было четыре класса - III, V, VI и VII;
в 1997-1998 г. в НГШ было пять классов - I, V, VI, VII и VIII;
в 1998-1999 г. в НГШ было восемь классов (помимо набранного первого, пришли VII и XI классы из развалившейся частной школы) - I, II, VI, VII, VII, VIII, IX и XI;
в 1999-2000 г. в НГШ было восемь классов - I, II, III, VII, VIII, VIII, IX и X;
в 2000-2001 г. в НГШ было девять классов (набран первый и выпущен XI класс) - I, II, III, V, VIII, IX, IX, X и XI;
в 2001-2002 г. в НГШ было девять классов (набран первый и выпущен XI класс) - I, II, III, V, VI,  IX, X, X и  XI;
в 2002-2003 г. в НГШ было девять классов (набран первый и выпущен  XI класс) - I, II, III, IV, VI, VII,  X,  XI  и  XI;
в 2003-2004 г. в НГШ было восемь классов (набран один первый и  выпущены два  XI класса) - I, II, III, IV, V, VII, VIII  и  XI;
в 2004-2005 г. в НГШ было девять классов (набран один первый, новый XI  и выпущен XI класс) - I, II, III, IV, V, VI, VIII, IX и XI;
в 2005-2006 г. в НГШ было девять классов (набран один первый и выпущен XI класс) - I, II, III, IV, V, VI ,VII, IX и X;
в 2006-2007 г. в НГШ было десять классов (набран один первый класс) - I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, X и XI;
в 2007-2008 г. в НГШ было десять классов (набран один первый и выпущен XI класс) - I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX и XI;
в 2008-2009 г. в НГШ было девять классов (набран один первый, расформирован VII и выпущен XI класс) - I, II, III, IV, V, VI, VII, IX и X;
в 2009-2010 г. в НГШ было десять классов (набран один первый класс) - I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, X и XI;
в 2010-2011 г. в НГШ - десять классов (набран один первый класс, выпущен XI класс) - I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX и XI;
в 2011-2012 г. в НГШ - десять классов (набран один первый класс, выпущен XI класс) - I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX и X;
в 2012-2013 г. в НГШ - одиннадцать классов - I, II, III, IV, V, VI,VII,VIII, IX, X и XI;
в 2013-2014 г. в НГШ - одиннадцать классов - I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X и XI.


Подход четвертый - экономический

Хороший человек - банкир Виктор Павлов, с которым мы были знакомы по организационно-деятельностным играм (тогда я был в команде игротехников у А.Е.Левинтова, а Виктор изначально был одним из управленцев, для обучения которых эти игры, собственно говоря, и  проводились, а в дальнейшем  - активным участником и спонсором этих игр), - зная мою фанатическую приверженность идее, что только образование может спасти эту страну, однажды  позвонил мне и спросил, хватит ли мне для начала 300-500 тысяч рублей, чтобы организовать свою школу. Это был то ли конец 1990, то ли начало 1991 года, поэтому, разумеется, этих денег хватило. Так что в начале своего пути школа была бесплатной. Деньги Павлов давал исправно, со словами: "В конце концов вот это - главное, а все остальное - суета", - до тех пор пока не разорился. И школе пришлось перейти в разряд платных.


Подход пятый - герменевтический

Новая гуманитарная школа создавалась в какой-то степени как оппозиция  традиционной советской школе, и этим во многом объясняется ее название.  Во-первых, традиционная советская школа тоже имела свое имя, причем вполне официальное, - "Единая политехническая общеобразовательная трудовая средняя школа". Поэтому и появился эпитет "гуманитарная".  Во-вторых,  в традиционной школе деление предметов на гуманитарные и негуманитарные осуществлялось по малопонятному принципу: география, например, относилась к гуманитарным предметам, в то время как биология к ним не относилась, русский язык считался гуманитарным, а математика - нет. Поэтому пришлось называть школу не "гуманитарной", а  "новой гуманитарной", хотя, по-хорошему, ее следовало бы назвать "-тарой гуманитарной школой", поскольку понятие "гуманитарное образование" трактуется здесь именно так, как его и принято было трактовать: "то, что делает человека человеком, а не придатком к машине или мегамашине".  И в НГШ с самого начала нет деления предметов на гуманитарные и негуманитарные, так как сами по себе учебные предметы не обладают соответствующими свойствами. Литературу можно преподавать так, что она будет не только негуманитарной, но даже, если можно так выразиться, антигуманитарной, а физику и геометрию, например, можно (и нужно) сделать гуманитарными, ведь они развивают мышление - одно из важнейших человеческих качеств.  Kстати говоря, у кого повернется язык назвать Архимеда или Пифагора "технарями" и многие ли счастливцы могут сказать, что то, что у них в школе происходило на уроках русского языка, и было "гуманитарное образование"?


Вариант II - объективно-хронологический

                                                                                                                                                                                                                                                                                                           





Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования