НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА · №16, 1993.

 

ПАША, МАША И АЛЕНА

 

 


Прежде всего некоторая предыстория дан­ного урока. Во втором классе сложилась такая ситуация: личные симпатии и анти­патии стали часто основным критерием оценки действий одноклассников. Очередная манифес­тация этого произошла на уроке, который пред­шествовал данному уроку. Поэтому данный урок преследовал одновременно две основные цели: воспитывающую - осмыслить происходящее - и «чисто обучающую» - учить рефлектировать на­личную ситуацию и свои действия и мысли в данной ситуации.

Ход урока. Я предложил детям описать то, что случилось. При этом я, с одной стороны, не скрывал своего отрицательного отношения к слу­чившемуся, делая это, впрочем, достаточно сухо, не заламывая рук и не вырывая на себе волосы, а только констатируя спокойным голосом это свое отношение, а с другой стороны, дал неко­торые средства для того, чтобы дети могли провести рефлексию случившегося.

Я велел всем написать в тетради заголовок: "Рефлексия того, что произошло в классе», а затем записать (объяснив, что это значит) требо­вания к этой рефлексии. Текст в тетрадях учени­ков был следующий: «Должны быть: 1. Описание самого события. 2. Мои переживания. 3. Пере­живания других людей».  Я объяснил, что такое рефлексия и переживания и ответил на возник­ший вопрос: «Как я могу знать, какие у кого переживания?» - примерно следующим образом: «Знать ты не можешь, но ты можешь попробо­вать догадаться, поставив себя на место того человека, чьи переживания ты хочешь понять, представив себя на его месте».

Три выше указанных способа рассмотрения выше указанной ситуации должны были стать, на мой взгляд, средствами ее рефлексии. По-мое­му, рефлексия у детей получилась именно в тех случаях, где они воспользовались данными средствами (можно, конечно, пользоваться и другими средствами, но ведь у них их нет, поскольку их никто пока не давал).

Ниже прилагаются тексты рефлексии. Для облегчения понимания фактической стороны дела я начну со своей рефлексии (я, как и положено учителю, писал на общих основаниях наряду со всеми - отчасти для задания на будущее некоторой нормативности рефлексии такого рода, отчасти для демонстрации своего отношения к происшедшему).

В.Богин. «Рефлексия того, что произошло в классе».

Должны присутствовать:

1.Описание самого события.

2.Мои переживания (чувства, отношение и пр.).

3.Переживания других.

(В дальнейшем я опускаю эту общую для всех рефлексий часть.)

Мы (Виктор Эдуардович и я) после составления  учениками задач по математике попросили их оценить эти задачи и написать на бумажках, чью задачу они считают самой лучшей. Я думал, что на бумажках будут три имени: Паша Крюков, Маша и Алена - их задачи были самые лучшие, естественно, на мой взгляд. Я был весьма удив­лен, когда увидел, что Алена ни разу не упомянута на листочках. И тут Алена говорит мне – и говорит без особого удивления, как о чем-то таком, с чем она уже давно смирилась: «А меня опять никто не выбрал». Поскольку я помнил, что задача Алены была хорошей, и был удивлен, то я свои мысли - «А действительно, почему никто не выбрал задачу Алены?» - произнес вслух. В классе явно произошло некоторое замешатель­ство, а Алена довольно спокойно, как о чем-то давно ей понятном, сказала: «Просто меня никто в классе не любит».

Если бы она заплакала или начала от обиды ругаться, то это бы меня не так, пожалуй, сильно расстроило, как вот эта ее готовность быть никем не любимой и это ее смирение с тем, что ее несправедливо обижают.

Но не только это меня расстроило. Мне стало ужасно неприятно оттого, что я понял, что во втором классе, которым я так гордился, люди могут быть несправедливы в оценке того, что сделал человек, низко оценить то, что он сделал, только потому, что он не имел счастья им понравиться. И я вспомнил, что этот случай в классе уже не первый - несколько дней назад, когда мы писали считалки и я попросил детей сказать, чья считалка самая лучшая, все (по-моему, единогласно) выбрали Машину считалку, хотя считалка Андрея была не хуже.

Поскольку пора было обедать, я всех отпустил и пошел разговаривать с Алексеем Станиславо­вичем. Мы вместе погрустили по поводу случившегося и решили, что надо будет попросить второклассников отрефлектировать то, что про­изошло. Мне казалось (и продолжает казаться), что все произошло в основном потому, что дети во втором классе не имеют устойчивой привычки стараться понимать, что они делают, рефлекти­ровать свои действия и мысли. И я надеюсь, что если они приобретут эту привычку - думать, что они делают, задавать себе вопросы: «Что я сейчас делаю?», «Почему и зачем я это делаю?», - то они будут делать в жизни значительно меньше гадостей и подлостей.

 

Алена.

На уроке математики мы придумывали задачи. После того как мы прослушали все задачи, нам дали по одному маленькому листочку и сказали: «Напишите имя того человека, чья задача вам больше понравилась». Все начали писать, я очень волновалась, потому что очень хотела, чтоб меня написал хоть один человек. А сама я написала Пашу Череванина, потому что его задача показалась мне самой оригинальной.

Когда объявили результаты, у Василия Геор­гиевича в глазах появилась растерянность и удивленность. Он растерянно сказал: «Дети, почему вы не выбрали задачу Алены? Она тоже очень хорошая». Артем нерешительно пере­глянулся с Антоном, и они вместе очень нере­шительно пожали плечами. А мне в это время очень хотелось плакать, и я подумала: «Да... Не могут понять меня мальчишки».

Когда все ушли на обед, остались только мы с Машей. Маша подумала: «Да... Как трудно Лене. Ее никто не уважает». Когда ушла и Маша, я тихонько поплакала и пошла на обед. Скандал я забыла, но в душе память о нем у меня осталась навсегда.

Почти все выбрали Машу, потому что она  всем нравится.

 

Виталик.

Я хотел написать записку Лене. Но меня что-то перебило. Мне Пашина задача тоже очень нравилась. Но мне у Лены задача перенравилась. Я подумал, что Пашина задача лучше. И написал записку ему. Василий Георгиевич стал пере­живать. А я, ничего не переживая, побежал кушать. Когда я бежал, я совсем не думал о Лене и даже смеялся над ней. А когда я пришел в столовую, совсем забыл об этом и не вспоминал. А вот сейчас мне пришлось вспомнить и написать. Василий Георгиевич в то время очень сильно переживал, что написал записку Паше. Паша переживал, что он проиграет. И Машка также переживала.

 

Маша.

Один раз мы на математике выбирали лучшую задачу. Я подумала, что надо выбрать задачу, которая тебе больше всего понравилась, и я выбрала Пашину задачу.

И когда начали читать, я почему-то не услышала имя Лена. Василий Георгиевич (отчаянно?) подумал: «Что за безобразие, я не могу этого терпеть».

А Лена спокойно подумала: «Ничего удиви­тельного, ведь меня никто не любит. Они же выбирают не по задаче, а по отношению. Как же с ними трудно».

А мальчишки, когда им дали листочки, каж­дый из них подумал: «Хоть мне и нравится больше всего Ленина задача, я ее не выберу, она же такая противная девчонка».

А я не помню Ленину задачу, и поэтому не могу ничего про сказать. А я подумала, что мальчишки просто маленькие. И я думала, что у Алены будет больше всего поклонников.

 

Антон.

1.  Что думал я.

Я выбрала Машу, потому что мне ее задача показалась более корректной и сформулиро­ванной.

2. Что думала Лена.

Лене было очень обидно, притом уже во второй раз. Ей было так обидно, что она, на мой взгляд, чуть не заплакала.

3.  Что думал В.Г.

В.Г. было очень обидно, точно так же, как и Лене, потому что он думал, что победила Маша из-за взаимоотношений, а на самом деле нет.

 

Крюков.

Сегодня мы придумывали задачи на тему «Магазин». Когда мы их оценивали, были такие результаты: Маша - I, я - II, Артем - III. За Алену никто не проголосовал. Это сказал всем Виктор Эдуардович.

В.Г. нас спросил: «Почему никто не проголосовал за Лену?». Никто не сказал ни слова. А Лена, наверно, очень расстроилась. Ей стало очень грустно, потому что за нее никто не проголосовал. И Лена подумала: «Какие же в классе все плохие, даже Маша».

Я проголосовал за Артема. Мне показалось, что у него самая хорошая задача. Я почувствовал печаль и грусть (потому что за Лену никто не проголосовал). А Артем, Паша Ч., Андрей и Виталик не обратили внимания. Антон и Маша печально вздохнули и покачали головой.

 

Андрей.

Сказали: «Подводим итоги урока». И всем раздали маленькие листочки. У меня горело сердце, и все думал, у кого лучше задача. У всех на сердце было то же самое. Иногда я думал, а может быть, у кого-то другого лучше, чем у Маши? Это я думал перед тем, как написать имя на этом маленьком листочке. У других то ли как у меня, то ли как-то по-другому, - к сожалению, я определить не смог.

Когда я написал заглавное «М», то хотел зачеркнуть, но остановился, опять захотел зачеркнуть и написать на обратной стороне листика, но передумал.

Отдавая листочек, я думал, правильно я поступил. Когда объявили итоги и не нашли имени одной девочки, у которой была хорошая задача, Василий Георгиевич очень расстроился.

 

Катя.

Все писали на доске задачи. Когда все написали задачи, раздали листочки и сказали, чтоб мы написали на этих бумажках, какая задача вам больше нравится. Почти все написали на своих листочках имя Маша, но не было совсем ни одного голоса, который сказал имя Алена или Лена. Алена очень обиделась на всех и пожаловалась Виктору Эдуардовичу и Алексею Станиславовичу. Я хотела сначала написать Алена, но потом я посмотрела на Машину задачу и сравнила с Алениной, и мне показалось, что Машина задача лучше, чем Аленина, и поэтому я написала на листочке имя Маша.

 

Паша Череванин.

Василий Георгиевич сказал: «Этого не должно быть! Какие невоспитанные дети! Как вы такое могли допустить?».

Лена тоже подумала: «Чем я такая плохая? Почему никто не написал про меня, даже Маша!».

А я тоже подумал: «Почему Ленку никто не написал?».

Я, кажется, знаю, почему Артем не написал Лену. Потому что он не любит Ленку!

Я не знаю, почему Маша не выбрала Ленку. Я, признаться, забыл про Лену.

В.Э. тоже был расстроен, но он этого на лице не показывал.

Как раз мы делали задачи, и такая получалась история.

Мы почти все написали на доске свои примеры, а потом мы их оценивали.

Выиграла только Маша - 1 м., П.К. - 2, я - 3 Ар. - 4.

А Лены в этом списке не было. И В.Г. сказал нам, что это несправедливо.

 

Артем свою рефлексию не сдал. Поскольку дети дописывали свои тексты в мое отсутствие - я вынужден был уехать - то причины я не знаю, хотя полагаю, что это связано с его активной нелюбовью к Алене.

 

В.БОГИН, Новая гуманитарная школа, Москва


 

 

 

 

 

 

 

 






Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования