НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА · №16, 1993.

 

ЗДЕСЬ НА УРОКАХ НЕ СТАВЯТ ОЦЕНОК

 

Рассказать о нашей школе - нелегкая задача.

Даже не знаешь, с чего и начать.

Начнем, пожалуй, с рассказа о людях и отношениях между ними.

 


      Н

а переменах в НГШ если ты видишь увле­ченно беседующих учителей, то можешь быть уверен, что речь, скорее всего, идет не о тряпках и нелегкой судьбе учителя, а о том, как Юра выдал на

уроке ну совершенно потряса­ющую вещь, или о том, как шестилетки сравнили на математическом конкурсе два куска плас­тилина, - можете себе представить - по восем­надцати основаниям! А может быть,

это идет оживленная дискуссия по поводу того, как лучше вводить семилеткам категорию «часть - целое». Конечно, напрашивается мысль, что это все потому, что в НГШ из тридцати пяти работающих

учителей девятнадцать - мужчины. Однако, подумав так, вы будете в корне не правы. Это здесь как раз ни при чем. Просто здесь работают заинтересованные своим делом люди.

Эта заинтересованность проявляется во всем. Всякая новая методика, всякое новое пособие немедленно добываются учителем, и все то, что в них есть интересного и разумного, сразу идет в дело. Учителя, в одиннадцатом часу вечера обсуждающие с горящим взором сущность моделирования и схематизации или способы развития внимания и памяти,- более чем обычная картина в НГШ. Учитель или директор, играющий на гитаре и поющий с учениками на перемене песни, - норма жизни. Принесенная в учительскую сложная задача или головоломка немедленно начинает решаться («Только ответ не говори!»). Учителя НГШ - это в основном либо те, кто пришел в нее еще будучи студентом старших курсов и остался, видя открывающиеся возможности для своего профессионального роста, для разработки новых методов и приемов обучения, нового содержания образования, либо профессионалы высокого класса, которых при­влекает в НГШ практически неограниченная воз­можность реализации новых прогрессивных идей, возможность не быть белой вороной среди непонимающих тебя людей, а работать среди еди­номышленников, приветствующих и прини­мающих все передовое, эффективное и осмысленное. Ведь одно дело - работать, постоянно доказывая, что ты не верблюд, людям с косными, догматическими взглядами, и совсем другое дело - работать, видя, что все эффективное и прогрессивное, что ты делаешь, не только понимается и одобряется, но и немедленно подхватывается работающими с тобой рядом людьми. В НГШ нет отношений субординации во всем, что касается образования, - прав не тот, кто начальник, а тот, кто предлагает наиболее эффективный способ работы, наиболее прог­рессивную идею. Этот закон порождает совер­шенно особые отношения между администрацией и учителями - ведь если ты, будучи вчерашним выпускником вуза, можешь смело говорить директору: «Ты не прав» - и вообще говорить все, что ты думаешь, и думать все, что ты хочешь, у тебя исчезает и тот самый внутренний цензор, который при всяком неожиданном повороте твоей мысли немедленно шипит: «Ни-и-зя!», - и тот самый внутренний адвокат, который всегда готов оправдать тебя: «Ты, конечно, мог бы горы свернуть, да кто ж тебе позволит?». Выражаясь метафорически, красный светофор нигде не горит, везде зеленый свет, а значит - все зависит только от тебя. И единственное, что может тебя ограничивать, - это мощность твоей мысли и твоего желания действительно сделать что-то стоящее. Нет необходимости преодолевать внешние препятствия - их нет, надо устранять препятствия внутри себя, преодолевать себя - развиваться в точном смысле этого слова. Развивайся сам - и только тогда ты сможешь обеспечить развитие ребенка.

Мощный перманентный «источник», «фунда­мент» развития изначально заложен также и в самой структуре, организации школы. НГШ уп­равляется двумя директорами, которые все вопросы решают только консенсусом. История показывает, что человек, получивший высшую власть, часто останавливается в своем развитии -   ведь у него нет равного ему, того, кто может
наложить «вето» на любое его действие, если посчитает его недопустимым, неверным. Возникает ситуация: надо либо доказать свою правоту, либо признать правоту другого, изме­нив свои взгляды. Такая форма организации управления не только развивает самих людей, - обеспечивается тот оптимальный и часто недосягаемый при других формах вариант, когда побеждают не люди, а идеи. Конечно, такая форма организации управления приемлема только в том случае, когда эту пару составляют люди, которые имеют одни и те же мировоз­зренческие и ценностные установки и которые при этом хотят что-то сделать. Если эта пара состоит из людей другого типа, то такая форма организации - это лучший способ погубить любое дело. Мы же во главу угла ставим не возмож­ность «держать и не пущать», а возможность сделать как можно больше - ведь одна голова хорошо, а две лучше, особенно в ситуации, когда частной школе нет нигде практически никакой реальной поддержки - все надо доставать и создавать самим, и это все должно быть самым лучшим.

Теперь, пожалуй, стоит рассказать о детях.

Дети в НГШ не отборные, не вундеркинды, а самые разные нормальные дети. И тем интереснее -  ведь нам хочется разработать  такое содержание образования, такие технологии, методы и приемы обучения, которые бы были эффективны в отно­шении самых разных детей, развивали бы каждого ребенка как талантливую, творческую, высоко интеллектуальную личность с богатым внутренним миром. Надо сказать, что результаты работы в течение двух лет существования школы говорят о том, что кое-что в том направлении уже сделано. В частности, в этом номере газеты вы можете взглянуть на некоторые работы и прочитать некоторые высказывания детей первого, второго и третьего классов. Понятно, что эти работы далеко не полностью отражают те сдвиги, которые произошли за это время с личностью ребенка, -
чтобы более полно увидеть результаты обучения, надо познакомиться с детьми поближе, - но все же из нижеприведенных работ и высказываний можно кое-что понять об этих сдвигах, даже не зная стартового уровня детей. Конечно, посидев на уроке, вы увидели бы много интересного и, возможно, неожиданного для вас.

Уже в прошлом году, побывав на уроках у наших второклассников (ныне третий класс), многие искренне не верили, что они были на уроке во втором классе. «Что-то они у вас слишком взрослые», - говорили они. Что характерно, в этой фразе во многом отражается суть происшедшего с детьми за 2 года обучения - ведь степень «взрослости» прямо пропорциональна уровню осмысления событий и явлений, уровню мышления и понимания. Дей­ствительно, наши дети - «маленькие, а как взрослые рассуждают», - ведь мы их целена­правленно учим осмысливать, понимать и рассуждать. Наши дети не боятся взрослых, смело вступают с ними в коммуникацию и готовы отстаивать свое мнение, ведь никто никогда в этой школе не говорил им что-нибудь типа «Я старше тебя, а следовательно, прав» или «Мол­чи, когда тебя не спрашивают!». На лицах наших детей практически всегда вы сможете увидеть либо увлеченность, заинтересованность проис­ходящим, либо сосредоточенную работу мысли, либо жизнерадостную или доброжелательную улыбку, и никогда, - подчеркиваем, никогда! - вы не увидите страха, покорности, тоскливого вы­ражения. Жизнь детей - это жизнь, и в ней бывают и огорчения, и обиды, и слезы, но нет учителя, который бы не извинился перед первоклассником, если был не прав, если его обидел, нет учителя, который бы относился к детям не то что недоброжелательно - об этом не может быть и речи, - а без искренней заинтере­сованности, участия, готовности выслушать, понять или помочь. На переменах и на прогулках учителя и кураторы бегают наперегонки с детьми, прыгают через веревочку, зимой играют в снежки и валяются в сугробах и даже - самые отчаянные -  рискуют прокатиться на скейте.  Теперь - для тех, кто дочитал до этого места, -  можно рассказать и о более «скучных вещах».

Каждый учитель в НГШ работает по своей (авторской или составленной на основе существующих) программе. При этом к состав­лению программы предъявляются следующие требования. Наряду со списком тем, изложенным в определенной последовательности, программа должна содержать еще пять колонок, и каждая тема сопровождается соответственно: 1. Списком предметных умений, которые должны быть освоены учеником при изучении данной темы. 2. Описанием форм, методов и приемов работы, в которых будет происходить изучение данной темы. 3. Списком надпредметных, общеинтел­лектуальных умений, которые должны осваи­ваться учеником при реализации этих форм, методов и приемов работы. 4. Списком психофи­зиологических способностей, которые будут раз­виваться при реализации данных форм работы. 5. Критериями и способами оценки успешности освоения учащимися умений, формируемых и развиваемых при изучении данной темы.

Список предметов, изучаемых в младших классах НГШ, достаточно обширен (преподавание ведется учителями-предметниками): русский язык, литература, математика, английский язык, музыка, музыкальная пластика, изобразительное искусство, история искусств, восточные единоборства, естествознание, история, бридж. Особо следует отметить, что те предметы, которые имеют то же название, что и предметы в «традиционной» школе, имеют совсем «нетрадиционное» содержание. Так, например, при изучении математики основной акцент с самых первых дней делается на развитии мышления - способности к анализу, сравнению, выделению сущности и т.д., а не на усвоении простейших алгоритмов, с которыми обычно ассоциируется математика в обычной школе. При изучении литературы основное внимание уделяется раз­витию творческих способностей учащихся, пони­манию и переживанию художественных текстов, развитию умения создавать свои тексты, передавать свои переживания, настроение в собственных текстах и умения усматривать и в «чужих» текстах переживания автора текста, его настроение, его мечты. При изучении русского языка на первый план выходят: развитие речи, понимания, способности и готовности осуществ­лять коммуникацию, адекватно действовать в речевой ситуации.

Для того чтобы обилие предметов и учителей не привело к несогласованности действий - когда один учитель никак не соотносит то, что он делает, с тем, что происходит на других уроках, - в НГШ каждый учитель описывает свои уроки, и эти описания-рефлексии прочитываются всеми работающими в классе педагогами. Кроме того, куратор каждого класса периодически организу­ет встречи работающих в классе педагогов для обсуждения и согласования действий и выработки общей стратегии работы. Согласо­ванности действий способствует и сложившаяся среди учителей НГШ традиция ходить на уроки друг к другу, причем, не только затем, чтобы узнать, что делает коллега, работающий в этом же классе, увидеть и взять себе на вооружение какой-нибудь интересный способ работы или прием, но и для того, чтобы поучаствовать в интересном и увлекательном действии, каковым обычно является урок в НГШ.

Об участии «дополнительных» взрослых в уроке надо сказать особо. В «традиционной» школе взрослый - учитель - работает с детьми в монологическом режиме. Мы же всячески стараемся сделать так, чтобы урок потерял свою монологическую форму, а принял характер диалога, в котором возможны несогласие, спор, аргументированное отстаивание своего мнения, признание своей ошибки - все то, чему так необходимо научиться школьнику и что полностью отсутствует на «обычном» уроке. Помимо того, что школьник таким образом осваивает нормы общения и поведения, он также получает и существенный толчок в плане развития мышления - ведь получается так, что один очень авторитетный и уважаемый взрослый утверждает нечто, а другой столь же авторитетный и уважаемый взрослый утверждает нечто противо­положное. В такой ситуации невозможно ни то, ни другое утверждение принять на веру, надо думать, выбирать, принимать решение, с чем ты согласен, с чем - нет.

И еще, поскольку часто взрослые затевают обсуждение происходившего «здесь и теперь» в классе и делают это на высоком уровне обобщения, ребенок «подтягивается» до той высоты осмысления происходящего, которую демонстрируют взрослые, что очень существенно повышает его способность к рефлексии, способ­ность видеть сущность, а не только внешнюю сторону явлений и событий.

Чтобы сделать процесс максимально эф­фективным, мы стараемся обеспечить его максимальную индивидуализацию и дифферен­циацию. Для этого, как уже говорилось выше, даже при наличии малых (8 человек) классов, мы ввели систему занятий, когда учитель работает с двумя учениками. Каждый ученик имеет ежене­дельно 8 уроков в таком режиме.

Система регулярных индивидуальных занятий позволяет с высокой точностью определить, что понял и чего не понял каждый конкретный ученик, что он освоил и чего не освоил, выявить причины его затруднений и, что особенно важно, устранить их. Эта система также позволяет определить особенности каждого конкретного ученика, его склонности и в соответствии с этими особен­ностями и склонностями корректировать процесс обучения для каждого конкретного ребенка.

Ученики НГШ не получают отметок. Система отметок, на наш взгляд, с одной стороны, осу­ществляя перефокусировку интереса ученика с процесса познания на процесс получения отметок, таким образом снижает интерес ученика к процессу познания,  ведь если школьник ставит целью получить хорошую отметку, то этой цели он и добивается: делает вид, что он знает и понимает, когда на самом деле он не знает и не понимает, учит то, «что спросят», и потому, «что спросят», а не ради самого познания. Отметка, как и всякий стимул, подразумевает то, что сама по себе познавательная деятельность, за которую ее «ставят», скучна и неинтересна. Постепенно в это начинает верить и сам школьник, постепенно это становится его стойким убеждением.

С другой стороны, система отметок, принятая в традиционной школе, - это слишком грубый и неточный инструмент для адекватного отсле­живания продвижения ребенка, ведь все бесконечное многообразие вариантов этого продвижения оценивается всего лишь четырьмя способами - «2», «3», «4», «5». Ученик, получивший «4» за хорошую память, и ученик, получивший «4» за долгую зубрежку; ученик, получивший «4» за сообразительность и находчивость, и ученик, получивший «4» за хорошую речь, - все они уравниваются за счет «топорности» принятой системы оценивания.

Для того чтобы контролировать и корректи­ровать продвижение ребенка, избегая при этом вышеизложенных недостатков, в НГШ введена система так называемых кондуитов - тетрадей, где подробнейшим образом отслеживаются успехи и неуспехи каждого конкретного ребенка. Делается это так: преподаватель каждого предмета, выделив основные направления своей педагогической работы, регулярно записывает в тетрадь, насколько велики успехи каждого из его учеников по каждому из этих направлений, в чем специфика и причины этого успеха или неуспеха, какую работу необходимо проделать, чтобы обеспечить больший успех ученика. Для такого анализа каждый учитель разрабатывает критерий этого анализа по каждому из выделенных направлений. Например, если учитель матема­тики выделяет в качестве одного из направлений своей работы обучение выделять разные осно­вания для сопоставления предметов, в качестве критерия оценки успешности освоения этого умения у каждого ученика он может взять количество выделенных оснований за единицу времени; а если учитель литературы выделит в качестве одного из направлений работы обуче­ние адекватному интонированию при чтении и в речи, то для отслеживания продвижения ученика в освоении этого умения требуется разработать более сложные и разветвленные критерии, например, такие: способность воспроизвести интонацию, предложенную учителем, на тексте, которому такая интонация соответствует, способность ее воспроизвести, если текст нейтрален и может быть произнесен с любой интонацией, способность ее воспроизвести на тексте, который не соответствует данной инто­нации; способность самостоятельно адекватно произнести текст, требующий определенной интонации, и текст, не требующий определенной интонации; способность на «нейтральном» тексте (наборе бессмысленных звуков, скороговорке и т.п.) реализовать описанную словесной формулой интонацию (скажем, «произнести это так, как будто ты грустишь о том, что произошло, и немножко жалеешь своего воображаемого собеседника») и т.д. в том же духе.

Для того чтобы обеспечивать высокий уровень преподавания, в НГШ еженедельно проводится три семинара: один общий, с участием препо­давателей всех предметов, и два секционных, с участием преподавателей одного профиля. На этих семинарах обсуждаются формы и методы обучения, проблемы, возникшие в той или иной сфере, другие стратегические и тактические вопросы, связанные с организацией процесса обучения, учителя обмениваются своими наблюдениями и методическими находками.

Опыт показывает, что такие семинары - весьма действенное средство формирования коллектива педагогов-профессионалов высокого класса.

В НГШ в каждом классе имеется психолог-куратор (в НГШ все кураторы - мужчины). В его функции входят: 1. Организация отношений в детском коллективе, обеспечение благоприятного психологического климата в классе, введения норм человеческого общения и взаимодействия, этических норм. 2. Осуществление психолого-педагогической диагностики развития каждого ребенка, выработка рекомендаций по его оптимизации, осуществление коррекционной работы. 3. Обеспечение согласованности дейст­вий преподавателей в своем классе, выдача им информации о психофизиологических особен­ностях каждого ребенка, о его конкретном сос­тоянии на данный момент, обеспечение оптима­льного взаимодействия между преподавателем и учениками. 4. Непосредственное участие в уроках: в качестве «второго взрослого» (об этом см. выше); в качестве организатора оперативной обратной связи для преподавателя на уроке (занятие рефлексивной, понимающей позиции относительно того, что происходит); в качестве «образцового ученика», задающего детям нормы работы на уроке; в качестве ассистента учителя: осуществляя индивидуальную помощь тому или иному ребенку в процессе урока, участвуя в подготовке и непосредственном проведении урока.

Ну, а теперь - для тех, кто выдержал все предыдущее, - о самой сути дела.

Новая гуманитарная школа (НГШ) - это него­сударственная школа, которая находится в Москве, недалеко от станции метро «Аэропорт», и которая начала сейчас свой третий учебный год. Школу эту организовали люди, чьи идеи и замыслы так и не смогли уместиться в рамки государственной школы, даже после отдельных сдвигов, происшедших в ней в результате событий последних лет. Цель НГШ - развитие творческой личности, способной и готовой самоопределяться, самостоятельно и эффектив­но действовать, мыслить, общаться, понимать происходящее в мире и в своей душе; обладающей способностью и готовностью к реф­лексии, богатым внутренним миром и культурой человеческих чувств. Это - цель школы в наиболее общем виде. Практически же каждый ее элемент разбивается на большое количество частей, причем каждая из них является самостоятельной целью, для достижения которой осуществляется специальная обучающая работа.

Так, например, для того чтобы школьник обрел способность и готовность самостоятельно эффективно действовать, мы: а) изо дня в день поощряем его самостоятельность, иногда даже если она и идет вразрез с желаниями учителя; б) обучаем его ставить цель, анализировать ситуацию, выбирать адекватные средства и спо­собы достижения поставленной цели, осущест­влять контроль и коррекцию своих действий по достижению цели; в) планомерно даем ему максимально полный арсенал наиболее эффек­тивных средств и способов действования; г) учим его самостоятельно изобретать и конст­руировать способы и средства действования; д) обучаем его базовым типам деятельности (в частности, планированию, управлению и самоуп­равлению, организации и самоорганизации, ис­следованию, конструированию); е) приучаем его делать осмысленный выбор и принимать решение.

Для того чтобы обучить ребенка мышлению, обучение в НГШ также ведется в нескольких направлениях. Мы: а) обучаем ребенка осущес­твлять операцию абстрагирования, умению видеть сущность предметов и явлений («видеть невидимое»); б) обучаем сопоставлять, срав­нивать и классифицировать предметы и явле­ния; в) обучаем выделять различные основания для сравнения и классификации; г) планомерно выдаем ему набор средств мышления - категорий и понятий; д) учим его менять способы и парадигмы рассмотрения одного и того же («альтернативное мышление»); е) обучаем вы­двигать гипотезы и находить аргументы; ж) обучаем интерпретировать абстрактное при помощи конкретного и конкретное посредством абстрактного; з) обучаем видеть в едином и «неделимом» различное и многообразное; и) обучаем видеть в известном неизвестное; к) развиваем воображение; л) развиваем способ­ность сомневаться, критиковать и оценивать.

Аналогичным образом в концепции и программах НГШ подробно расписаны и остальные составные части общей цели, осу­ществлен перевод целей в направления конкретной работы по их достижению.

В педагогической работе Новая гуманитарная школа руководствуется рядом основополагающих принципов (помимо общепринятых в педагоги­ческой теории и практике). Вот основные из них:

1.  Обучение должно осуществляться только в таких формах, которые напрямую связаны с жизнью, жизненными запросами, потребностями и интересами ученика, его жизненным опытом. Обучение под лозунгом «Это тебе пригодится в будущем» неприемлемо. То, чем ученик занимается, должно быть нужно ему уже сегодня, здесь и теперь. То, что происходит в школе, - это не подготовка к жизни, а жизнь. Задача педагогов - сделать так, чтобы то, чему они обучают, стало частью жизни ребенка, было ему жизненно необходимо, интересно и понятно, причем для достижения этого меняются не только формы обучения, но и сам способ жизни. Отсюда вытекает следующий принцип:

2. Принцип организации в школе атмосферы высокой познавательной активности, заинтере­сованности в интеллектуальной деятельности, высокой культуры общения, речи, мышления, готовности к творчеству, нестандартным решениям, артистичности, доброжелательности. В первую очередь эти нормы жизни должны задаваться педагогами школы, педагог должен постоянно демонстрировать такой способ жизни. Этот принцип предъявляет повышенные требования к личности педагога - ведь для него должен быть естественным именно такой способ жизни: ученик учится не только и не столько знать то, что говорит учитель, он учится быть таким, как учитель. Такую атмосферу, выполняющую роль образовательной среды, нельзя «внедрить», ее можно только постепенно «вырастить» - за счет специального подбора кадров и долгой кропотливой работы.

3. Принцип осмысленности и осознанности. Смысл всех происходящих событий и соверша­емых поступков должен быть понятен ученику. Специально ведется работа, ставящая целью формирование у ученика витальной потребности в таком осмыслении, а также средств, приемов, норм и опыта такого осмысления. И ученик, и учитель всегда должны быть готовы ответить на вопросы: «Что я делаю?», «Зачем я это делаю?», «Что он делает?», «Зачем он это делает?» и т.д.  - и постоянно задавать себе такие вопросы в любой ситуации, должны постоянно осуществлять рефлексию над своей и чужой деятельностью и ее основаниями, над своим и чужим мышлением, чувствами, над всеми событиями внутреннего мира, как своего, так и чужого.

4. Принцип первичности мышления, пони­мания и рефлексии относительно знания. Знание только тогда становится достоянием ребенка, когда оно является результатом работы его собственного мышления, понимания и реф­лексии.

5. Приоритет творческой деятельности над репродуктивной. Предпочтительней, чтобы ученик сам изобрел способ действия, осуществил «от­крытие», придумал что-то свое, чем повторил то, что ему предложено в качестве образца. При этом, разумеется, ценность репродуктивной де­ятельности, осуществляемой в соответствии с имеющимися нормами и образцами, ни в коей мере не снижается в тех областях, где эта деятельность адекватна, а «творчество» неприемлемо (например, при освоении грам­матики иностранного языка, при освоении норм орфографии и т.п.).                                                                                                                                                                                                                                 

6. Принцип диалогичности, позиционнности и плюралистичности. В соответствии с данным принципом, в частности, предполагается, что не существует решений и знаний, которые были бы маркированы как «истинные» и непререкаемо «правильные». Всякое знание и правило действует в ограниченном пространстве, которое, например, может быть очерчено определенным подходом, мировоззрением, позицией и т.п. Недопустима идеология «борьбы с неправиль­ными точками зрения», всякая точка зрения име­ет право на существование и имеет свою более или менее ограниченную  «правильность», адекватность.

7. Отношение к ученику как к личности. В частности, это подразумевает право ученика на самостоятельные действия, собственное мнение, личное отношение и т.д. Ученик равен учителю как личность и имеет все права личности, которые принято считать таковыми в цивилизованном мире.

8. Принцип большей ценности вопросов, проблем, «ученого незнания» (Николай Кузанский), чем ответов, готовых решений, догмати­ческого знания. В НГШ не принимается лозунг «Знание - сила». С нашей точки зрения, очень часто в сегодняшнем постоянно меняющемся мире знание, а особенно прочно, намертво усво­енное знание - слабость, а незнание - сила. Только тот, кто вслед за Сократом готов в любой момент сказать: «Я не знаю», - открывает себе возможность дальнейшего познания. Тот же, кто уже «и так все знает», закрывает перед собой путь для дальнейшего познания и всякого иного движения мысли. Вышесказанное не означает того, что знание изгоняется из НГШ,  просто мы снимаем с него ореол «святости». Ребенок, гово­рящий: «Я не знаю», - никогда не осуждается, более того, он поощряется во всех случаях, когда это «не знаю» не есть всего лишь способ отказаться от работы мысли. Так же поощряется ребенок, задающий вопросы (которые, как известно, всегда демонстрируют некоторое не­знание спрашивающего, а потому дети избегают их задавать в «нормальной» школе, где царит культ знания и всякое проявление незнания является чем-то постыдным).

9. Принцип искусственно-технического отношения к миру. Мир, в котором мы живем, это не только (и даже не столько) естественный, «природный» мир, это мир, сделанный и делаемый людьми. За предметами и явлениями этого мира стоят люди с их конкретными желаниями, интересами, целями и поступками. Для того чтобы понять этот мир, надо понять то, что стоит за ним, надо понять, почему, зачем и как он «сделан». Этот принцип имеет и другую сторону: то, что существует в этом мире, не есть нечто незыблемое и непререкаемое, человек может, действуя в этом мире, изменять его, перестраивать его под себя. Вплотную к данному принципу примыкает принцип «знаковости», в соответст­вии с которым предметы и явления этого мира не только равны самим себе, а могут быть рассмот­рены как знак чего-то иного, как форма, несущая содержание, отличное от этой формы.

10. Принцип максимальной индивидуализа­ции обучения. Для реализации этого принципа:

а) численность детей в классе не превышает 9 человек;

б) с каждым ребенком, наряду с групповыми, проводятся индивидуальные занятия по четырем основным предметам - русскому и английскому языкам, литературе и математике (в количестве одной трети часов, отведенных на эти предметы).

А о том, как эти цели и принципы реализуются на практике,  вы можете прочитать в тех статьях учителей НГШ, которые уместились в этот номер газеты.

 

А.ТИШУТИН

 


 

 

 






Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования