НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА · №16, 1993.

 

ОТЛИЧИТЬ ХОРЕЙ ОТ ЯМБА

 

 

 

 


Основные цели: научить детей пользоваться четырехстопным хореем (это частный момент, общая цель - ввести все стихотворные размеры и обеспечить их практическое освоение), обучать пони­манию текста посредством его анализа (в технике постановки вопросов, выводящих в рефлексивную позицию, и инто­нирования) и выделение так называемой основной мысли.

 

Ход урока: я ввел схему четы­рехстопного хорея /-v/-v/-v/-v/ и пред­ложил детям написать буриме, используя схему в двух функциях: как способ задания определенного ритма и как средство для проверки написанного. Я предложил следующие окончания первой и второй строки:

 

1......................осел.

2......................грустит.

 

Дети предложили рифмы: З.Орел и козел. 4.Спит, парит. В качестве первой строки Артем предложил: «Шел по улице осел».Проверили по схеме - подходит. Записали в тетрадях. Андрей предложил вторую строчку: «Ну, конечно, он грустит». Проверили по схеме. Мнения разделились. Часть детей не принимала позиционной ударности безударного «ну» в первой стопе. Третью строку со смехом предло­жила Маша: «Укусил его орел». Возникло сомнение - кусается ли орел. Паша Ч. поправил: «Укусил его козел». Я сказал, что мне это больше нравится, но все-таки кажется, что козлу свойственны другие действия. На это Маша предложила: «Забодал его козел». Антон придумал четвертую строку: «Ну, конечно же, он спит». Артем заметил, что «ну, конечно» уже было, и предложил: «Всю он ночь не спит». Проверили по схеме - не подошло. Я сказал, что мысль мне нравится, и предложил оформить ее ритмически. Виталик придумал строку: «Ну, конечно, он болит», а на вопрос: «Кто он?» - ответил, что «он - это осел, он сам болит весь». Маша предложила: «Никогда козел не спит». Это мне очень понравилось, а потому следующий вариант Виталика («Ну, конечно, бок болит») не был принят.

Получилось в результате:

 

Шёл по улице осел.

Ну, конечно, он грустит.

Забодал его козел.

Никогда козел не спит!

 

После этого я попросил детей подумать полминуты и выделить основную мысль родившегося стихотворения.

Приведу фрагмент м/ф записи урока:

Катя. Ну, наверное, то, что осла обижают.

У. А его часто обижают или не часто?

Паша Ч. Часто, часто.

У. По каким словам это видно?

Антон. «Ну, конечно, он грустит» и «никогда козел не спит».

Маша. «Ну, конечно, он грустит» можно было бы заменить: «как всегда, он грустит».

У. Я согласен и с Катей, и с Машей, и с Антоном, и с Пашей, мне это нравится. А то, что козел никогда не спит, - в этом смысл какой? Что делает козел, раз он никогда не спит?

Антон. (Увлеченно продолжает об­суждать проблему осла). Он думает, что его будут сейчас опять обижать, и грустит о том, что его обижают.

У. Так мысль-то основная в чем?

Андрей. Что осла все время обижают, а козел, наоборот, всех обижает.

Артем. Бедный осел ходит и грустит, потому что козел ему не дает ни поспать, ни поесть. Ни походить.

У. Ну, добавь еще «потому что...»

Маша. Потому что козел никогда не спит.

У. Козел никогда не спит и всегда начеку. Взрослые, согласны ли вы с такой основной мыслью? (На уроке присут­ствовали гости из другой школы, а взрослого человека полезно бывает включить в обсуждение на уроке по многим причинам, например, для придания обсуждаемому большей социальной значимости, для обретения детьми опыта спора по содержательным вопросам со взрослыми и умными людьми, для большей мотивированности обсуждения, для задания норм спора и т.д.).

Взрослый 1. Некоторая натяжка.

У. Какая?

Взрослый 1. Натяжка - потому что он единожды забодал, а не спит всегда.

У. Дети, вы слышите? Можем ли мы возразить?

Взрослый 2. Есть еще одно возра­жение...

У. Кому возражение? Нам или Наталье Евгеньевне?

Взрослый 2. Нет, я присоединяюсь к ней по поводу натяжки. Я не поняла, как согласуется то, что он шел, с тем, что он всегда грустит.

У. Ну, вот этот вопрос я не очень понимаю. А вопрос Натальи Евгеньевны – все поняли, в чем возражение Натальи Евгеньевны? Сможем мы возразить и переспорить?

Маша. Я не поняла.

У. Повторите тогда еще раз.

Н.Е. Ну, я говорю о том, что козел забодал осла только один раз.

У. Согласны вы с этим?

Дети. Нет!

Алена. Если бы это было один раз, тогда бы было «но», а не «ну», скорее всего.

У. Объясни, пожалуйста, что ты имеешь в виду. Что же означает это «ну»?

Алена. То есть это уже было, и уже...

Маша. Уже надоело...

У. Обычное состояние осла подчер­кивается. А теперь: чьи это слова: «Никогда козел не спит»?

Андрей, Катя и др. Осла.

У. Осла, конечно. Осел так видит жизнь. И с какой интонацией он произносит эту фразу?

Катя. С обидой.

Паша Ч. Я понял: подразумевается - «Никогда козел не спит» - он всегда наче­ку, потому что осел только вышел там – газету на балконе почитать, а уже козел начеку - бац это рожками его!

У. Катя сказала, что осел произносит эту фразу - «Никогда козел не спит» - с обидой. Мне кажется, что еще какие-то чувства там могут быть. Какие?

Антон. Со злостью.

Маша. С надоедливостью.

 

Следующий вид работы был уже знаком второклассникам, я начал осуществлять его на предыдущих уроках и буду продолжать на последующих - выделение основной мысли. Однако на этот раз текст, который я использовал, вызвал значи­тельные затруднения у второклассников. При этом особенно любопытно, что тот же текст я использовал с такой же целью на уроке в первом классе, и там дети очень быстро и без труда сумели усмотреть основную мысль. Я думаю, что это связано с причинами не технического (филоло­гического и т.п.) характера, а с особен­ностями жизненного опыта.

Вот текст, основную мысль которого требовалось выделить (он взят мною из книги Г.Г.Граник, Л.А.Концевой и С.М.Бондаренко): Я слышал: ежонка ежиха // Звала-зазывала домой,//Шептала спо­койно и тихо:// - Мой гладенький, мягонький мой...//Качала жучихажучонка,//Качала под вишней в тени//И пела протяжно и тонко:// - Мой беленький мальчик, усни...// Зайчонка зайчиха будила:// - Ну что же ты, львенок мой, спишь?// Пойдем на охоту, мой милый,//Мой сильный, мой храбрый малыш...//

Приведу фрагменты м/ф записи:

Артем. Ну, в общем, что каждая

мамаша зовет своего сыночка или дочку. А одна зайчиха с ним плохо обращается.

Паша Ч. Возражение Артему! Там все перепутано!

Артем. А-а-а! Я понял! Все мамаши своих детенышей загоняют, а зайчиха выгоняет.

Андрей. Мне кажется, что основная мысль тут про жизнь животных. Один так ... своего ребенка, другой - так. Это жизнь животных.

Паша К. Мне кажется, что автор хотел изложить, чтобы сначала был вечер, потом ночь, потом утро.

Андрей. Получается, что автор видит жизнь.

Паша Ч. Он видит жизнь наоборот?

У. Разве рассказчик видит жизнь наоборот?

Виталик. Нет, не рассказчик, он сам вот... Не рассказчик, а кто-то внутри живой.

У. А кто там конкретно видит жизнь наоборот?

Виталик. Какой-нибудь мальчик, но о нем не сказано, главное, что «Я». Он не хочет говорить, наверное, он скрывается.

 Паша К. Тут происходит: какая-то хвальба происходит.

 

Я устал это слушать и немножко пообсуждал с присутствовавшими на уроке взрослыми происходящее и мое удив­ление по поводу происходящего. Потом я нарисовал на доске схему описываемого в стихотворении и задал все тот же вопрос.

Маша. Мне кажется, что основная мысль в том, что каждая мать хочет... Я не знаю, похвалить, что ли... Не похвалить, а... Ну, в общем, похвалить. Похвалит его совсем не так, какой он есть.

Паша Ч. Неправильно хвалят. Непра­вильно хвалит мама.

У. Я потрясен.

Маша. Мне вообще кажется, что это, как, например, у меня: мне, например, летом хочется зиму, а зимой - лето...

У. То есть маму зайчонка не устраивает, что у нее зайчонок, она хочет, чтобы был лев...

Маша. Да, да.

У. ...а ежихе хочется, чтобы был ежонок не колючий, а мягкий, и она говорит: надо его срочно заменить. Потрясающе! Ну, город! Ну, двадцатый век! Как мать относится к своему ребенку? Вообще, в принципе. Вы когда-нибудь вообще задумывались?

Маша. Ко мне мамочка относится лучше, чем ко всем в мире.

У. И поэтому Маша смогла ближе всех подойти к основной мысли.

 

Я был вынужден произнести монолог на тему того, что в мире животных матери относятся к своим детям с любовью и видят в них даже те качества, которых в них нет,  - потому  что они их любят. Слушали очень внимательно.

Любопытно, что основная мысль следующего предъявленного мной текста (басня Крылова «Мышь и крыса») была выделена практически мгновенно после первого прочтения (предыдущее стихо­творение я читал три раза), хотя я не стал читать мораль басни, что должно было серьезно затруднить выделение основной мысли.

Катя. Мышь и крыса - ну, вот они так видят мир: что кошка - самый большой и главный в мире зверь.

Маша. У меня тоже такая версия была, но у меня еще одна. Мне кажется, что этой мышке уже так надоело от кошки гоняться, что у нее уже нет никакой надежды, что лев убьет кошку.

Я нарисовал на доске схему: мир и картина мира. Мышь видит (как и всякий) не сам мир, а свою картину мира и думает, что мир устроен так, как ее картина мира.

 

После этого мы дочитали сказку «Мальчик - золотой хохолок...» и дети задавали вопросы на понимание и отвечали на них. Вот несколько примеров таких вопросов и ответов на них.

Маша. Почему в комнатах были именно мечи все эти, латы?..

Антон. Потому что... Чтобы как бы... Ну, вот, смотрите: вот, допустим, если мы обвешаем всю школу - ведь мы будем останавливаться на каждом шагу и все рассматривать.

Маша. Нет, но почему там не цветы какие-нибудь были?

(Здесь надо отметить, что Маша сознательно задает вопрос, требующий гносеологической рефлексии, т.е. пере­фокусировки с объекта на субъект. Эту рефлексию Она затем отчетливо демонстрирует в своем варианте ответа.)

Антон. Но цветы-то и у них в саду есть!

Маша. У меня версия – автор, чтобы больше показать, почему этот мальчик задер­жался, он именно как бы завлечением мальчиков там...

У. То есть эта комната для кого была сделана?

Дети. Для мальчиков.

У. Для мальчиков. Так сделал автор, говорит Маша. Если бы он сделал там цветы, то было бы очень странно, если бы мальчик задержался из-за цветов. Вот другое дело – мечи...

Паша К. А знаете, что мне кажется: если бы вот пошел не мальчик, а девочка, то тогда бы автор сделал бы так: вот она обратила бы внимание все-таки на платья там. И чтобы там были не мечи разные, а цветы...

(Далее мы разобрали этот фрагмент текста и отметили, что три «завлекатель­ные» комнаты были устроены с учетом возможного характера тех людей, которые туда могут прийти, были специально оформлены таким образом, чтобы учесть все возможные варианты интересов; было отмечено, впрочем, что устроители комнат (сказочные или авторы текста) не учли того, что туда может забрести библиофил, а потому не организовали там выставку книг, не учли возможности появления там человека с такими интересами. Мы обратились к схеме, которая еще была на доске (по поводу «Мыши и крысы»), и вспомнили понятие рефлексивного управления: тот, кто организовывал оформление комнат, думал и учитывал то, как люди, которые придут туда, смотрят на мир,  видят мир.)

Андрей. Почему в эти комнаты именно мальчик ходил, а не девочка?

Маша. Мне кажется, что мальчики – они сильнее, а девочки как бы умнее. (Возмущение мужской половины класса, впрочем, не очень сильное, скорее, для проформы.)

У. Объясни, что ты имеешь в виду под словом «умнее».

Маша. Я имею в виду как бы догадливость.

У. Докажи по тексту, что девочка была умнее, чем мальчик.

Маша. Потому что девочка отговари­вала мальчика. Она, я думаю, немножко поняла, что это за старуха, что она только притворяется добренькой такой. И она еще поняла, что в этом саду будет какая-то опасность. Она сказала, что я чувствую, что здесь что-то не так.

Далее мы разобрали - какие чувства и мысли были у мальчика, когда он хотел идти, а девочка плакала и не пускала его. Это направление анализа кажется мне особенно значимым, лежащим в логике обучения эмпатии, гносеологической рефлексии и продуктивного артистизма речи, ее художественности.

 

В.БОГИН, Новая гуманитарная школа, Москва

 


 

 

 

 

 






Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования